u-boat-laboratorium.com
Сайт задуман как иллюстрированный
справочник по подводным лодкам
всех стран-участниц
Первой Мировой войны

 
 





 

Жестяные головастики

Эдуард Журавлёв

Войне, начавшейся в 1914 году, предшествовала техническая революция предыдущего десятилетия. Появились новые виды оружия, доведённые к началу войны до высокой степени надёжности. Среди них была подводная лодка, полностью изменившая ход боевых действий на море.

Тема подводных лодок весьма обширна, и в одной статье, можно разве что поверхностно перечислить типы лодок применявшихся в ходе войны. Наш рассказ о самых маленьких из активно воевавших лодок Первой Мировой войны, о славном семействе UB I, "жестяных головастиках" - как называли их моряки служившие на них.

После "чуда на Марне", в результате которого немцы были остановлены у Парижа, события на западном фронте привели к попыткам воюющих сторон обойти фланг противника. Начался "бег к морю", в результате которого, фронт уткнулся в Ла-Манш, и на этом маневренная фаза войны закончилась. Зарывшись в землю, противники перевели дух и принялись изобретать способы одолеть друг друга в реалиях позиционной войны.

В результате захвата бельгийского побережья, в распоряжении Германского флота оказались морские порты, которые не учитывались в довоенных планах морских операций. Зеебрюгге и Остенде находились на побережье Фландрии, и их расположение по отношению к Ла-Маншу и Британским островам открывало невиданные доселе возможности по ведению боевых действий в непосредственной близости от вражеских коммуникаций и баз. Главный маршрут, по которому шло сообщение между Британией и Францией, проходил через Английский канал из Дувра в Кале. От ближайшей немецкой базы - Гельголанда, до Дувра 315 миль, а из Остенде и Зеебрюгге максимум 75 миль. U 12 была первой подводной лодкой, вошедшей 9 ноября в новую базу Зеебрюгге, а уже 11 числа, она открыла счёт потопленным кораблям лодками Фландрских баз, отправив на дно канонерскую лодку Niger на рейде Доунс.

18 августа 1914 года, RMA (Военно-Морское министерство) обратилось в UI (Инспекция подводных лодок) с заданием разработать подводную лодку небольшого размера и с коротким сроком постройки, с тем чтобы они успели войти в строй до окончания войны (немцы твёрдо верили в скорое окончание войны - максимум осенью 1915 года). В Инспекции мыслили традиционно и считали, что подводные лодки водоизмещением 150-200 тонн, могут быть построены не быстрее чем в 14 месяцев, при условии прекращения работ на ранее заказанных подводных лодках. Такой ответ был отправлен в Министерство 25 августа 1914. Инспекция подводных лодок более детально проработала требования моряков, и 13 сентября сообщило свои соображения на этот счёт. Предлагалась к постройке подводная лодка водоизмещением 80 тонн, с единым двигателем, и вооружённая одним торпедным аппаратом (проект 32). При этом сообщалось, что срок строительства, при самых благоприятных обстоятельствах, составит не менее четырёх месяцев.

Тем временем немецкая армия в Бельгии вела активное наступление, и протяжённость захваченного побережья выросла до безопасных размеров. Требования строительства прибрежных лодок звучали всё громче, непременным условием при проектировании, была возможность быстрой разборки на части, это обеспечивало перевозку лодок по железной дороге, но в свою очередь накладывало ограничения на габариты самой лодки. Рассмотрев несколько предоставленных Инспекцией проектов, Министерство остановило свой выбор на проекте под номером 34. Он предусматривал водоизмещение в 125 тонн. Из-за срочности и ограничений в размерах, пришлось остановиться на однокорпусной и одновальной схеме. Решение применить в качестве надводного двигателя, уже имевшийся дизель мощностью 60 л.с., разработанный для катеров, обеспечило компактные размеры силовой установки и сильно сократило сроки строительства. Прочный корпус имел крайне простые обводы, центральная часть представляла собой цилиндр, к которому с обеих сторон приклёпывались усечённые конуса. В носу конус имел овальную форму для размещения двух торпедных аппаратов. Собранный из цилиндра и конусов, корпус получился угловатым, но простым в постройке. В носу прочный корпус заканчивался лёгкой носовой частью обтекаемой формы, то же решение было использовано и в корме. От носа в корму по верху прочного корпуса шла надстройка - лёгкий корпус. В середине лодки на лёгком корпусе находилась небольшая рубка. Объём балластных цистерн составил 23m3, они без особых проблем были размещены внутри прочного корпуса диаметром 3.15 метра. Надводный ход обеспечивал шестидесятисильный дизель, под водой лодка шла под электромотором в 120 сил. Дальность плавания на поверхности, 1600 миль при скорости 5 узлов, под водой лодка могла идти в течение десяти часов на четырёх узлах, полная скорость подводного хода составляла 5,5 узлов. Балластные цистерны находились в центре лодки, аккумуляторные батареи спереди и сзади рубки. Вооружение состояло из двух торпедных аппаратов калибром 450 мм с торпедами C/03 размещёнными в носовом отсеке, а также 8 мм пулемет на рубке или на лёгком корпусе впереди рубки на выносной легкосъёмной треноге.

Лодки были самыми маленькими из вступивших в состав Германского флота, длина составила 28 метров. Экипаж состоял из одного офицера и тринадцати унтер-офицеров и матросов. Лодки были так плотно скомпонованы, что пришлось отказаться от полноценного камбуза, коек смогли разместить только пять, всё это не позволяло экипажу полноценно отдохнуть, поэтому больше недели их старались в море не держать. Выстрел даже одной торпедой, приводил к тому, что лодка резко задирала нос, демаскируя себя, экипаж бросался в торпедный отсек, пытаясь компенсировать массу выпущенной торпеды.

15 октября 1914 UB 1 - UB 8 заказали на Germaniawerft, и UB 9 - UB 15 на AG Weser. 25 ноября, две дополнительных UB 16 и UB 17 были заказаны на AG Weser, поскольку было решено передать UB 1 и UB 15 Австро-Венгерскому флоту после окончания постройки. Мы не спроста обращаем ваше внимание на номера лодок и на верфи их построившие, лодки строились по одному проекту, но заказчик не требовал абсолютной идентичности. По этой причине лодки, построенные на разных верфях, имели массу различий - форма корпуса, количество и размеры шпигатов, форма рубки и так далее. Главное отличие, которое первым бросалось в глаза, это форма шпигатов и их размеры. На лодках U 1 - U 8, они были большими, почти круглой формы, на лодках U 9 - U 17, и на тех, что дополнительно построили по заказу Австро-Венгрии, шпигаты были щелеобразными, и не так заметны.

Оговоренное в контракте время строительства, было ограничено четырьмя месяцами, но Germaniawerft представила на испытания первую лодку уже через 75 дней - неслыханно короткое время постройки произвело настоящий фурор. Последняя из 17 лодок была сдана флоту в мае 1915. На заводских испытаниях UB 1 и UB 2 успешно выдержали пребывание на пятидесятиметровой глубине в течение двух часов, чем доказали прочность постройки и правильность конструкторских расчетов. Подтвердилась тихоходность лодок, но зато, время погружения составило невероятные 22 секунды!

Большинство лодок, перевозили к месту службы в разобранном виде. После испытаний, лодку разбирали на части, грузили на платформы и отправляли к месту сборки, зачастую на весьма значительные расстояния. Разобранный на части корпус лодки, размещали на трёх железнодорожных транспортёрах для перевозки негабаритных и тяжёлых грузов. Рубку, дизель, батареи, лёгкий корпус - грузили на обыкновенные платформы. Сборка в Хобокене и Антверпене, а позднее и в Пола - занимала не более двух недель. В местах сборки, лодки испытывали на водонепроницаемость и были полностью готовы к эксплуатации. Из Антверпена лодки на понтонах буксировались по реке Шельда и каналу Гент-Брюгге, к месту базирования в Брюгге, что занимало пять-шесть дней. Обсуждалась возможность перевозки и сборки UB 16 и UB 17 на верфи Стения в Константинополе, для использования в Дарданеллах, но в тот момент Германия не имела сухопутного сообщения с Турцией, и от этой идеи отказались до лучших времён. В 1915 году UB 7, UB 8 и UB 14, собранные в Пола, перешли в Дарданеллы, и таким образом доказали возможность малых лодок совершать дальние переходы. Сильно досаждали подводникам две проблемы - одновальная силовая установка, и маленькие размеры самой лодки. В походе, выход из строя дизеля или электромотора, почти наверняка означал потерю лодки. В седьмом боевом походе с проблемой отказа дизеля столкнулся экипаж UB 2. Лодка занимала позицию у Гавра, дважды неудачно атаковав вражеские корабли. Взяв курс на базу, командир лодки оберлейтенант-цур-зее Фюрбрингер, приказал запустить дизель. В момент пуска, оборвало муфту соединения дизеля и электромотора. - Ремонт займёт не менее четырёх дней - это ответ механика лодки Хаусмана на вопрос командира - как долго? Дело приняло скверный оборот, до базы 120 миль, запаса электроэнергии на три часа, это 10 - 12 миль. Лодка легла в дрейф и ветром её понесло в пролив, на сетевые заграждения Дувра. Пролежав ночь на грунте, утром экипаж смастерил парус из подвесных коек, и теперь лодка уверенно двинулась домой со скоростью полтора узла. За три дня и три ночи, лодка доползла до сетевых заграждений - экипаж пребывал в состоянии гроги. Питались консервами и сухарями, воды по кружке в сутки на человека, от отчаянья было принято решение брать на абордаж первый попавшийся британский траулер, а там как карты лягут! На пятый день закончили ремонт муфты - запуск! и она окончательно умерла через десять секунд работы. Ветер изменился, лодку потащило в обратном направлении, к мысу Гриз-Нес. Командир лёг на дно на глубине 63 метра, потом подвсплыл до 57 метров, ловя придонное течение. Мысль оказалась верной, придонным течением лодку протащило под сетями. Всплыв утром в тумане, лодка оказалась прямо на оживлённой трассе Дувр - Кале, с которой пришлось убираться, тратя драгоценную электроэнергию. Всё время похода, радист не прекращал безуспешные попытки связаться с базой. Прежде чем это удалось сделать, была обнаружена подводная лодка, опознанная как UB 16. Командование флотилии направило её на поиск пропавшей UB 2. Лодку взяли на буксир и со всеми предосторожностями, через кишащий вражескими кораблями канал отбуксировали в Зеебрюгге. На этот раз всё закончилось благополучно.

Первой, в состав вновь сформированной флотилии Фландрия, вступила UB 4, под командованием оберлейтенанта-цур-зее Карла Гросса. Вообще, эта лодка везде была первой. Она первой открыла боевой счёт этого семейства. Произошло это в первом же боевом походе, Гросс вышел в первую в своей жизни атаку, и отправил на дно британский пароход Harpalyce. Во втором походе Гросс потопил греческий пароход Ellispontos, следующий успех был достигнут в двенадцатом походе, одной торпедой с расстояния 400 метров был отправлен на дно английский пароход Princesse Marie Jose. Погибла она тоже первой, в первом же столкновении подводной лодки этого типа и судна ловушки. В четырнадцатый поход лодка вышла 13 августа, к английскому порту Ярмут. Пятнадцатого в воскресенье, в двадцати милях от порта, с лодки был замечен двухмачтовый парусник, настолько маленький, что на UB 14 не установили пулемёт на треногу - какие проблемы могут возникнуть с рыболовным судном? Экипаж рыболовного смэка Inverlyon, внимательно поглядывал по сторонам, изображая из себя рыбаков. Судно было одним из первых Q-ship, на борту находилась военная команда, обслуживавшая 47 мм орудие. Командиром был отставной комендор Королевского флота Эрнест Джехан. Англичане уже давно заметили лодку и терпеливо ожидали её приближения. Когда расстояние сократилось до тридцати метров, Гросс стоявший на рубке и демонстрировавший свой парабеллум, приказал рыбакам покинуть судно. Джехан выхватил револьвер и скомандовал огонь. Брезентовый обвес упал, орудие выстрелило в упор, взрывом снаряда, попавшего в основание рубки, Гросса выбросило за борт. Англичане открыли по лодке беглый огонь из пушки, винтовок и револьвера. Для такой крохи даже снаряды столь малого калибра смертельны - лодка погрузилась носом так быстро, что англичане успели выпустить всего девять снарядов, не допустив ни одного промаха. Из экипажа не спасся никто, Гросса подняли на борт, но раненый первым взрывом немец уже умер. Впоследствии, за потопление лодки экипаж Inverlyon наградили премией, но вот получали они её, аж до 1923 года.

UB 1, сразу после постройки, была доставлена в Пола по железной дороге. 4 июня 1915 года, лодка вошла в состав флота двуединой монархии как U 10. Вначале экипаж был немецким, командовал ею оберлейтенант-цур-зее Франц Вагер. 26 июня 1915 года, лодка потопила итальянский миноносец 5 PN. В июле 1915 года, передана австрийскому экипажу. 9 июля 1918 года подорвалась на мине в районе итальянского порта Каорле, экипажу удалось посадить лодку на мель. После экстренного ремонта, удалось самостоятельно сняться с мели и дойти до Триеста. В конце января 1920 года по решению Парижской конференции передана Италии, вскоре разобрана.

UB 2 воевала в составе Фландрской флотилии. Ею непродолжительное время командовал Вернер Фюрбрингер, оставивший интересные мемуары. В августе 1915, лодка спасла экипаж потерпевшего катастрофу цеппелина Z 35 и едва не отомстила за гибель UB 4. Лодка в паре с UB 16, занималась сбором траулеров для коллективного потопления и была обстреляна с расстояния мили Q-шипом Inverlyon. Пришлось погрузиться, а тем временем траулеры быстро покинули опасный район. В марте 1916 года её перевели в состав флотилии Курляндия, в составе которой она действовала против Балтийского флота до декабря этого же года. С января 1917 и до конца войны входила в состав Учебной флотилии подводных лодок.

UB 3 отправили служить на Адриатику, в флотилию Пола. В мае 1915 года она вышла на буксире крейсера Novara к проливу Отранто, и далее в Константинополь. Лодка пропала без вести со всем экипажем, во главе с командиром оберлейтенантом-цур-зее Зигфридом Шмидтом.

О судьбе UB 4 мы уже рассказали.

UB 5 с 23 марта 1915 по октябрь входила в состав флотилии Фландрия, совершила 24 боевых похода, потопила 2 судна противника. В октябре её перевели в состав флотилии Курляндия, где она воевала до сентября 1916 года, когда она была передана в состав Учебной флотилии где и встретила окончание войны.

UB 6 с апреля 1915 года совершила 59 походов в составе флотилии Фландрия, потопила 15 вражеских судов, миноносец Reсruit (в первом же походе). В шестидесятом выходе в море лодка села на мель в территориальных водах Голландии, попытки сняться самостоятельно успехом не увенчались, и командир был вынужден сдать лодку голландцам. Совершенно непонятно почему лодке не была оказана помощь, ведь Фландрская флотилия славилась своей взаимовыручкой, и лодкам оказывали помощь и не в таких условиях. Экипаж возвратился в Германию, а лодку голландцы интернировали до конца войны.

UB 7 была отправлена в флотилию Пола, на Адриатику. Оттуда она перешла в Смирну и далее в Дарданеллы. В дальнейшем лодка действовала в составе флотилии Константинополь, совершая выходы в Эгейское и Чёрное моря. Лодка участвовала в пятнадцати боевых походах, потопила английский пароход Patagonia (6000 т.) в районе Одессы, пропала без вести в последнем походе. Считается что её потопили у Севастополя российские гидросамолёты. Украинские дайверы нашли остов лодки в 2008 году, вне всякого сомнения это она.

UB 8 также начинала службу в составе флотилии Пола. Во время перехода из Пола в Константинополь, 25 мая, потопила судно противника Merion, водоизмещением 19 000 тонн. Это был её единственный успех за все четырнадцать походов. Была передана болгарам, стала первой и единственной подводной лодкой Болгарского флота под названием Подводник № 18. Ничего героического они на ней совершить не успели - закончилась война, и в конце 1918 года она была сдана французам.

UB 9 всю войну служила в Учебной флотилии, в феврале 1919 года пошла на слом в порту Любек.

UB 10 доставили в Зеебрюгге 27 марта 1915 года. После пятого похода на лодке заменили аккумуляторы, в тринадцатом походе лодка спасла двух членов экипажа миноносца А 15, потопленного англичанами, в сорок первом походе ухитрилась сбить из пулемёта атаковавший её британский самолёт. В пятьдеcят третьем походе (10.8-14.8) потопила британский миноносец Lassoo. Эта лодка оказалась рекордсменом во всём. По боевым походам - которых совершила 115. По потопленным судам противника - которых потопила 36. И самое невероятное, по количеству командиров ею командовавших, их сменилось четырнадцать за три года активной службы. Первые два, оберлейтенанты-цур-зее Штейнбринк и Зальцведель, были бравыми вояками, оба прославились боевыми подвигами, и по результатам своих достижений, были награждены очень престижным в среде офицеров, высшим орденом Германской империи - Pour le Meritе (за голубой цвет эмали, его фамильярно называли "Голубой Макс"). В ноябре 1918 года, при оставлении Фландрии, лодку, стоявшую в ремонте, вывели в море и затопили.

UB 11 вошла в состав Учебной флотилии, где и встретила окончание войны.

UB 12 вошла в состав флотилии Фландрия в начале апреля 1915 года. Она успешно топила суда противника, в тридцать третьем походе взяла в плен экипаж французского самолёта, потерпевшего аварию в море. В декабре 1916 года, после сорока трёх походов, её поставили на ремонт и переоборудование в подводный минный заградитель по типу UC I. В новом качестве лодка совершила пятьдесят пять боевых походов, выставила 440 мин и добилась не менее впечатляющих результатов, чем в первой жизни. Всего она совершила 98 боевых походов, все в составе флотилии Фландрия, потопила 18 кораблей противника. Пропала без вести между 19 и 24 августа 1918 года.

UB 13 входила в состав флотилии Фландрия. В 36 походах потопила десять кораблей противника. В конце апреля 1916 года пропала без вести со всем экипажем у берегов Бельгии.

UB 14, под командованием Хейно фон Хеймбурга, прославилась потоплением двух английских подводных лодок в Мраморном море, а особенно тем, как они были потоплены. Лодка была сдана флоту 23 марта 1915 года, через два дня фон Хеймбург принял командование. В двадцатых числах апреля субмарину доставили в Пола. После сборки, испытаний и ознакомления с районом боевых действий, лодка вышла в первый боевой поход. 7 июля, подойдя к побережью Истрии, командир обнаружил итальянские корабли, возвращавшиеся в Венецию после обстрела австро-венгерских позиций. Выбрав самый крупный корабль, тщательно прицелившись, фон Хеймбург выстрелил две торпеды. Обе попали. Через тридцать минут всё было кончено, броненосный крейсер Amalfi затонул вместе с семьюдесятью двумя моряками. Следующий поход был гораздо труднее, лодку отправили в Константинополь. До пролива Отранто, субмарина шла на буксире миноносца и всё было прекрасно, но основная часть пути была проделана самостоятельно с большими проблемами. Дизель и гирокомпас выходили из строя с завидным постоянством, и в Орак, что в Малой Азии, лодка не вошла, а вползла на последнем издыхании. К счастью там находился подводный минный заградитель UC 15, экипаж которого помог зарядить посаженные в ноль батареи, пополнить запасы сжатого воздуха и наладить работу дизеля и гирокомпаса. Отдохнув, экипаж воспрял духом, и фон Хеймбург повёл лодку на перехват судов Антанты на маршруте Александрия - остров Лемнос (главная база союзников в операции в Галлиполли). 13 августа у острова Канделиуза был замечен густой дым, через час показался английский пароход Royal Edwards, водоизмещением 11 000 тонн, перевозивший 1500 британских солдат из Египта на фронт в Галлиполли. Позиция лодки была так удачна, что пароход сам подставил свой борт. С расстояния в 400 метров фон Хеймбург произвёл выстрел торпедой, она попала в корму Royal Edwards. Судно затонуло за шесть минут, погибло более тысячи солдат и членов экипажа, подоспевшие на звук взрыва французские миноносцы и госпитальное судно спасли немногим более пятисот человек. 22 августа фон Хеймбург попытался войти в Дарданеллы, лодка на глубине 18 метров запуталась в противолодочных сетях. Отчаянные попытки освободится привели к успеху, но был повреждён винт, и лодке пришлось вернутся в Орак. 30 августа Дарданеллы наконец были пройдены, лодку тепло встретили в Константинополе. Уже второго сентября UB 14 вышла в Эгейское море, и первая победа в составе флотилии Константинополь не заставила себя ждать. Возле острова Мудрос был потоплен британский транспорт Southland. К возвратившемуся в Чанак после удачного боевого похода фон Хеймбургу, обратились турки. Оказалось, что в сетях выставленных поперёк залива в самой узкой его части, запуталась вражеская лодка, а турки не имеют возможности её уничтожить (напоминаем, на дворе сентябрь 1915 года, до создания глубинной бомбы ещё два года). Экипаж фон Хеймбурга был очень занят ремонтом своей лодки, сильно досаждал постоянно выходящий из строя дизель, единственным свободным оказался кок. Взяв с собой всю находившуюся на борту взрывчатку, фон Хеймбург и кок в шлюпке вышли к месту нахождения подводной лодки противника. Выяснив с помощью лота, на какой глубине она находится, немцы подготовили подрывной заряд, спустили его и взорвали. Всплывшей после взрыва лодкой оказалась английская Е 7. Она имела пробоину в прочном корпусе, продержалась на воде недолго, но экипажу удалось покинуть её без потерь. Следующий поход лодка совершила в Чёрное море. Подойдя 4 октября к Севастополю, лодка потопила русские пароходы Катя и Апшерон, и 11 числа вошла в порт Варна. После захвата севшей на мель, на входе в Дарданеллы, французской подводной лодки Turquoise, турки получили в своё распоряжение секретные документы, касающиеся всех нюансов действий лодок Антанты в Мраморном море. Среди них находились точные координаты места встречи Turquoise с британской лодкой Е 20. Турки передали документы немцам, а уж немцы не подкачали. В Константинополе в тот момент находилась только UB 14, 4 ноября фон Хеймбург получил приказ вице-адмирала Сушона атаковать лодку противника в месте указанном в приказе. На следующий день фон Хеймбург вышел в район предполагаемого нахождения противника, последние 10-12 миль немцы осторожно прошли в подводном положении - англичане уже находились там. Е 20 лежала в дрейфе. Поверхность моря была зеркальной, фон Хеймбург поднимая перископ, каждый раз уменьшал ход, но противник ничего не подозревал. Заняв позицию как на учениях, с расстояния 500 метров, фон Хеймбург выпустил торпеду. Е 20 разнесло взрывом, немцы выловили командира и восемь человек команды. На основе этих же данных, UB 14 ещё дважды выходила в указанные районы, но противника не обнаружила. Лодка трижды выполняла походы к берегам Грузии, и трижды высаживала грузинских националистов. В одном из таких походов ею был поставлен рекорд автономности - 22 суток непрерывного нахождения в море! Дальнейшая служба лодки протекала без особых успехов, и 25 ноября 1918 года в Севастополе лодку захватили англичане.

UB 15 была передана австрийцам сразу после постройки. Её перевезли в Пола, собрали, и включили в состав австрийского флота под названием U 11. Она совершила свой первый боевой поход с немецкой экипажем и под командой фон Хеймбурга. 10 июля ему сопутствовал успех, в районе полуострова Истрия он потопил итальянскую подводную лодку Medusa. В дальнейшем U 11 принял австрийский экипаж, но до конца войны она более ни чем не отличилась.

UB 16 была одной из самых заслуженных лодок свой серии. В седьмом походе, совместно с UB 2, лодка пулемётным огнём атаковала Q-шип Inverlyon, подтверждая своё требование к англичанам быстрее покинуть корабль. Парусник, несмотря на гибель части команды, открыл ответный огонь, лодка погрузилась и выпустила торпеду, которая взорвалась ударившись о дно. Она совершила 87 боевых походов, потопила 25 судна противника, ею командовали десять командиров за три года. Но 10 мая 1918 года ей не повезло, в южной части Северного моря она была торпедирована британской субмариной Е 34, спасся один человек.

UB 17 долго и славно воевала в составе флотилии Фландрия. В двадцать седьмом походе ей пришлось заниматься не совсем обычным делом, топить буи, на которых были подвешены сети заграждения. С задачей справились отлично, несколько километров сетей затонули. Она 90 раз выходила на позиции, потопила 13 вражеских судов. 11 марта 1918 года лодка вышла в свой 91 поход, с тех пор она числится без вести пропавшей.

Испытав полученные от немцев U 10 и U 11 (бывшие UB 1 и UB 15), австрияки заказали AG Weser ещё три лодки этого типа, летом 1915 года они вошли в состав Австро-Венгерского флота и получили названия U 15, U 16, U 17. Ничем себя за время службы не проявили, и были захвачены победителями после капитуляции "Двуединой монархии". Таким образом, всего было построено 20 лодок этого типа.

Лодки UB I имели массу недостатков, и за это их нещадно критикуют. Но критики забывают о том, что проектирование и постройка лодок проходили в большой спешке, они были нужны уже вчера. Проектанты имели приблизительное представление о том, где и как будут действовать эти корабли, опыта боевого применения подводных лодок ещё не было, и тем не менее, все построенные корабли активно использовались, зачастую в условиях далёких от идеальных. Они воевали на Северном, Балтийском, Средиземном и Чёрном морях, везде добиваясь выдающихся успехов в борьбе с противником. Во время проектирования, предполагалось, что лодки будут действовать не удаляясь более чем на 150 миль от баз, но реалии превзошли все самые смелые рассчёты. В Английском канале, Ла-Манше и на Адриатике, действительно, лодки действовали вблизи своих баз, но в Средиземном и Чёрном морях, продолжительность походов доходила до 25 суток! Как экипажи выживали и воевали в таких стеснённых условиях, является загадкой по сей день. Многие подводники, начинавшие свой боевой путь в качестве командиров этих «жестяных головастиков», впоследствии добились впечатляющих успехов, командуя более крупными и совершенными субмаринами. Опыт, полученный экипажами этих лодок во время эксплуатации, со временем был осмыслен, и в оснащение лодок внесли массу изменений. Мы не знаем, насколько глубоки были изменения в конструкции той или иной лодки, но фотографии позволяют судить о массе дополнительного оборудования, установленного на них. Эти дополнения были так индивидуальны, что можно с полной уверенностью утверждать, двух одинаковых лодок не существовало.

Оценив время, затраченное на проектирование и постройку лодок этого типа, а также их боевую результативность, можно говорить об успешности проекта. Тем более что с их постройкой была решена главная цель - быстрое увеличение количества подводных лодок в составе действующего флота.

Австро-Венгерская U 16 в заливе Каттаро летом 1916 года. На лодке установлено орудие калибром 37 мм, стальное ограждение на рубке для защиты от брызг рулевого и всех находящихся на рубке, и демонтирована площадка, по проекту устанавливаемая на эти лодки для работы вокруг пулемёта.

U 10. Отлично видно, в чём были отличия между лодками немецкого и австрийского флотов. Австрийские лодки имели наклёпанное в носовой части лодки название из металлических букв и цифр, там же были накрашены три полосы быстрого опознавания цветов национального флага - белая-красная-белая, и наконец совершенно характерное орудие заводов Шкода, калибром 47мм. Лодка окрашена в стандартный камуфляж австрийских лодок - полностью средне серо-синяя, горизонтальные поверхности тёмно серо-синие.

Построенные в Германии U 15, U 16, U 17, доставленные из Германии, в процессе сборки на верфи в Фиуме осенью 1915 года. На дальней лодке уже установлены листы обшивки лёгкого корпуса, но шпигатов в них нет, из этого следует что шпигаты резали по месту.

Подводная лодка UB 4 незадолго до своей гибели. Отлично виден камуфляж лодки, а также опущенная радиомачта и провисшие радиоантенны. Перед рубкой установлена тренога для пулемёта. Лодка сидит в воде очень глубоко для своего нормального состояния. Лодка окрашена в камуфляж характерный для лодок фландрской флотилии.

Отличная фотография UB 7, хорошо виден мощный сетеотвод, и верхний кронштейн ограждения носовых рулей глубины. Оцените размеры лодки, одиннадцать из четырнадцати членов экипажа наблюдают за действиями коллег, во время швартовки к U 33 в открытом море (с которой и сделан снимок). С U 33 на идущую в базу UB 7, передали взятого в плен на потопленном судне правительственного курьера - английского капитана Вильсона, вместе с портфелем, битком набитым секретными документами.

UB 2 возвращается из похода летом 1916 года. На носу виден небольшой сетеотвод в сложенном состоянии, на рубке установлена тумба компаса от лодок более поздних серий (UB II или UC II) и металлическое ограждение на рубке по образцу больших лодок.

UB 2 и UB 16 во время пребывания в Зеебрюгге, фото сделано в 1915 году, лодки в первоначальной конфигурации, нет никакого дополнительного оборудования. Отлично видна наиболее распространённая схема окраски, вертикальные поверхности серые, горизонтальные чёрные. Глазки и губки - особенность фландрских лодок.

UB 5, в сентябре 1916 года, после перевода в состав Учебной флотилии на Балтийском море.

Пленные английские рыбаки на борту UB 2 под надзором бравого подводника вооружённого парабеллумом. В это время лодкой командовал Вернер Фюрбрингер по прозвищу "Фипс".

UB 16 в открытом море, фотография 1915 года, лодка в первоначальной конфигурации. В это время ею командовал Пауль Хундиус, большой друг Фюрбрингера.

Отличное фото UB 2 в самом начале службы, лодка стоит у пирса в Зеебрюгге в первоначальной конфигурации, хорошо виден штурвал характерный для лодок построенных Germaniawerft.
На мостике командир - Вернер Фюрбрингер.

Кормовая часть UB 7, установленная на железнодорожном транспортёре в Пола, летом 1915 года.

Интернированная голландцами UB 6.

UB 1 спускают на воду с помощью крана на Germaniawerft. После передачи австриякам она была переименована в U 10.

Разобранная на части UB 13, во время транспортировки в Антверпен в конце апреля 1915 года.

UB 15 в короткий момент, когда ею командовал фон Хеймбург, на рубке виден натянутый брезент с изображением Тевтонского креста, а за рубкой видна разобранная обшивка лёгкого корпуса.

Статья напечатана в журнале Гангут № 39.

 

Цусима.SU Гангут.SU

© 2017, «u-boat-laboratorium.com», СПб, Россия, 9104401@mail.ru, тел. (812) 910-44-01