u-boat-laboratorium.com
Сайт задуман как иллюстрированный
справочник по подводным лодкам
всех стран-участниц
Первой Мировой войны

 
 





 

Пятнадцать минут войны…

Эдуард Журавлёв.

 

Все (или не все ?) войны человечества, изучены вдоль и поперёк, над их освещением трудились лучшие умы, защищались диссертации, производились сенсационные открытия, клеймились зачинщики и славились победители. Но всё это, справедливо только для основных событий войны где и как начиналась, как проходили основные сражения, кто командовал, как закончилась, и не более…

Но ведь любая война, как и любое масштабное событие в истории человечества, состоит не только из провального форсирования Дарданелл, сенсационного взятия форта Дуамон и бесполезного рейда на Зеебрюгге. Каждый день, каждый час и даже каждую минуту, на всех фронтах и на всех морях, происходила масса событий, не настолько масштабных как бойня Нивеля или сражение у Доггер-Банки. Но именно из таких, мелких и не очень – боёв и столкновений, соткано полотно Войны, на которое широкими, щедрыми мазками, нанесены масштабные сражения, эпохальные победы, безоговорочные капитуляции и парады победителей…

Об одном из таких, микроскопическом в масштабах Великой Войны событии, я и хочу Вам рассказать. За основу взяты мемуары младшего лейтенанта Королевского флота Артура Бего, где он описывает потопление немецкой подводной лодки UC 55, эcкадренным миноносцем HMS Tirade.

 

Во время Первой Мировой Войны, для Британской Империи, сошедшейся в смертельной схватке с Германской Империей, жизненно важно было сохранить контроль над морями и обеспечить доставку оружия, войск и продовольствия в метрополию. В свою очередь, Германия пыталась всячески воспрепятствовать этому. В январе 1917 года, немцы объявили неограниченную подводную войну – и воюющие стороны, отринув окончательно все сомнения, принялись с азартом топить всё что держалось на воде и палить во всё что шевелилось.

Младший лейтенант Бего (1), окончив недельные курсы в школе минёров, размещённой на корабле HMS Vernon, получил назначение на эсминец HMS Tirade. Корабль, построенный верфью Скотта в Гриноке, только что вступил в строй флота и 28 июня 1917 года поднял Военно-Морской флаг.

Это был один из 11 кораблей, улучшенного типа R (2), заказанных флотом в конце 1916-го года. Спущен на воду 21 апреля 1917 года, два месяца длились достроечные работы, водоизмещение – 1173 тонны, длина - 87, 5 м, ширина - 8,5 м. Вооружение состояло из трёх четырёхдюймовых орудий, одного 2-х фунтового пом-пома, двух двухтрубных торпедных аппаратов калибром 533 мм. Корабль был оснащён кормовыми бомбосбрасывателями, с 30-ю глубинными бомбами, ещё 10 он мог принять в перегруз (3). На HMS Tirade и 10-ти его систершипах, первое и второе котельные отделения расположили рядом, что позволило объединить их дымоходы в один, и силуэт корабля стал двухтрубным, этим все 11 кораблей отличались от трёхтрубного прототипа (4). Корабль был оснащён тремя нефтяными котлами Ярроу, двумя турбинами Браун Кёртис, двумя гребными винтами. Максимальный запас топлива 300 тонн мазута, скорость полного хода - 36 узлов.

Командиром назначен капитан-лейтенант Стейнстрит, кадровый офицер, кавалер DSO. Старший офицер Хоур, также являлся кадровым офицером, старшим механиком был лейтенант-инженер Хоскин, минным офицером - младший лейтенант Бего. Общая численность экипажа составляла 95 человек (штат мирного времени 82), большинство из моряков были призваны на службу в военное время, но костяк составляли довоенные контрактники.

В соответствии с первоначальными планами Адмиралтейства, эсминец должен был пополнить 15-ю флотилию Гранд Флита. Но в начале июля, во время прохождения курса боевой подготовки, было принято решение передать новый корабль в состав сил охранения конвоев (5).

HMS Tirade должен был действовать в секторе I - Внешние Гебриды, в секторе XVII - Внутренние Гебриды и на подходах к реке Клайд (6). Корабли охранения сопровождали конвои, на расстояние 300 – 400 миль от побережья Великобритании, сквозь самые опасные воды, где вероятность встречи с подводными лодками противника была наиболее высока. Дальше торговые суда шли без охранения, а группа сопровождения встречала конвой, шедший в Великобританию, и вела его к своим берегам. Встреча конвоя в Северной Атлантике и во Вторую Мировую была очень непростым делам, а в Первую Мировую, без УКВ связи, без радиолокатора, без дозаправки в море – просто самоубийственна.

В июле, когда HMS Tirade проходил курс боевой подготовки, совмещённый с испытаниями, обнаружились неисправности в рулевой машине и в орудии № 3. Поскольку ситуация с подводной угрозой была крайне напряжённая (Их Лордства, крайне неохотно вынуждены были дать добро, на использование эсминцев из состава Гранд Флита для сопровождения конвоев), то эсминцу с такими незначительными (по понятиям военного времени) неисправностями, не позволили отстаиваться в базе, и 21 июля HMS Tirade получил своё первое задание. Корабль базировался на Банкрану, залив Лоух Суилли, основная задача – охрана конвоев в Фёрт-оф-Клайд и в Ирландском море. Эсминец пять суток находился в море, сопровождал конвои и нёс дозорную службу, потом тридцать часов в базе – текущий ремонт, отдых экипажа, пополнение запасов. Как правило, HMS Tirade действовал на запад - от Ирландии до скалы Рокалл в Атлантике, и на север - от Ирландии до архипелага Сент Килды. В этом районе немецкие ПЛ были особенно активны.

В состав среднего конвоя входили 10-12 судов и 8-10 кораблей охранения, из которых только один – два были современными эсминцами, остальные – шлюпы специальной постройки, траулеры, старые миноносцы.

В начале августа, во время проводки обратного конвоя, в охранении которого шёл HMS Tirade, немецкая подводная лодка торпедировала транспорт, который затонул за три минуты. HMS Tirade и HMS Rapid (эсминец типа М), были направлены на нейтрализацию вражеской лодки. Эсминцы полтора часа осматривали район, но кроме обломков корабля, на поверхности плавали только трупы лошадей, которых вёз потопленный корабль. Коммодор конвоя, осознав бесполезность поисков, приказал кораблям занять место в охранении конвоя, эсминцы прекратили поиск, и заняли свои места в ордере. В этот момент, артиллерийский офицер HMS Tirade, лейтенант Кокбурн, заметил рубку подводной лодки на расстоянии в 6 миль. Эсминцы ринулись в атаку, немцы пошли на погружение. Достигнув места погружения подводной лодки, HMS Tirade сбросил две глубинные бомбы в воронку, образовавшуюся на месте погружения. Никаких признаков потопления или повреждения противника не наблюдалось, и эсминцы поспешили к конвою.

В том же месяце, во время проводки очередного конвоя, имело место еще одно короткое столкновение с противником. Три эсминца, среди которых был HMS Tirade, находились в охранении конвоя из трех танкеров, шедших в балласте в западном направлении в заливе Лоух Суилли со скоростью 8 узлов. На рассвете, один из танкеров был торпедирован, его под охранением одного эсминца отправили в ближайший порт Банкрану, а конвой пошёл дальше. После захода солнца, конвой был вновь атакован, торпеда прошла за кормой HMS Tirade и вблизи одного из оставшихся танкеров. Эсминцы охранения не смогли атаковать врага, поскольку в темноте не смогли обнаружить местонахождение вражеской подводной лодки.

После напряженного месяца, проведенного в проводке конвоев, HMS Tirade был направлен на верфь Стефенс, на реке Клайд. Работы продолжались 12 дней и были завершены в середине сентября, после чего корабль отправился в Скапа Флоу, где вошёл в состав 15-й флотилии эсминцев Гранд Флита. Наш герой отшвартовался у борта HMS Sandherst, являвшимся базовым кораблём 15-й флотилии (7). Во время своего недолгого пребывания в составе Гранд Флита, эсминец прошёл интенсивный курс боевой подготовки, провёл массу артиллерийских и торпедных стрельб. В конце сентября, HMS Tirade был переведён в Леруик, Шетландские острова. Корабль должен был охранять так называемые - Скандинавские конвои, ходившие из Леруика в Норвегию и обратно. Поскольку от маршрута конвоя до ближайшей вражеской базы было всего 50 миль, то всегда существовала вероятность вражеской атаки не только из под воды, но и надводными кораблями. Да и Северное море было на редкость не гостеприимным, хотя с Северной Атлантикой и не сравнить…

От Леруика до Бергена всего 200 миль, которые тихоходные конвои проходили в лучшем случае за сутки с половиной. Направление было очень важным, из Бергена вывозили шведскую руду - хотя Швеция была нейтральной страной, она охотно торговала и с Великобританией и с Германией.

Систему конвоев на этом направлении, ввиду близости к врагу, ввели осенью 1916-го года. Из Леруика конвой выходил после полудня, имея в эскорте 2-3 эсминца и несколько вооружённых траулеров. В Берген приходили на следующий день, где эскорт вступал в охранение обратного конвоя. По прибытии в Леруик - суточный отдых, совмещённый с пополнением запасов, затем снова выход в море, и так до бесконечности...

Во время стоянке в Леруике, экипаж увольнялся на берег редко, но всё же условия были лучше чем в Скапа-Флоу, это был хоть и небольшой, но всё-таки город, в котором имелись пусть немногочисленные, но настоящие развлекательные заведения.

29 сентября 1917 года, HMS Tirade, совместно с эсминцем HMS Mameluke, сопровождал одиночный транспорт с ценным грузом из Бергена. Погода была великолепной, море тихим, видимость прекрасной. Уже показались Шетландские острова, когда спокойное течение жизни было разрушено появлением реального врага. В это утро, в 6-30, переоборудованный в тральщик траулер HMS Moravia (командир - лейтенант резерва Сандерсен, DSC) , обнаружил подводную лодку на подходе к Леруику, южнее мыса Барн Хеад. Об обнаружении подводной лодки было сообщено на находившийся поблизости HMS Laurell II (мобилизованный траулер), под командованием шкипера Брауна. Командир стоящей в Леруике плавбазы эсминцев HMS Linder, кэптен Тиндалл, выслал в море старые миноносцы HMS Silvia (командир – лейтенант Шоу) и HMS Arab. Пары были подняты в 8-00 и корабли вышли в море. Эти устаревшие миноносцы были небольшими корабликами по современным меркам, водоизмещением в 300 тонн, вооружённые одним 76-мм орудием, тремя 57-мм пушками, двумя однотрубными торпедными аппаратами, имели ход в 25 узлов и с экипажем в 90 офицеров, старшин и матросов, они были довооружены глубинными бомбами и занимались сопровождение прибрежных конвоев.

В 12-35, с HMS Laurell II доложили, что подводная лодка по прежнему находится в четырех милях к востоку от островка Моуза, и направляется на север, к побережью острова Брессай. Подводную лодку наблюдали в течение пяти минут, затем она погрузилась, поблизости находились рыболовные суда, но с них ничего не заметили. Информация об обнаружении вражеской подводной лодки, была доведена до HMS Tirade, эсминцы и транспорт получили приказ оставаться в море, пока не будет протрален фарватер, так как велика была вероятность того, что с подводной лодки ставились мины. Это была совсем не лишняя предосторожность, за время войны у Леруика были вытралены 108 вражеских мин.

Тралением занялись тральщики HMS Collena (командир – лейтенант Сандисон) и HMS Ambitious (командир – лейтенант резерва Кандер), мобилизованные траулеры.

До 14 часов дня, транспорт и эсминцы ходили малым ходом восточнее Леруика, ожидая завершения тральных работ и разрешения следовать в порт. Старший сигнальщик Браун, доложил вахтенному офицеру лейтенанту Бего, о том, что он наблюдает сильно дымящую подводную лодку на расстоянии семи миль, лодка находилась между берегом и эсминцами.

На HMS Moravia также заметили подводную лодку, вооруженный траулер в это время находился в 4 милях восточнее мыса Нелли Несс, позади него следовал HMS Laurell II. Вражеская подводная лодка в надводном положении двигалась на юг-юго-запад, дистанция 3 мили. Радиограмма о повторном обнаружении подводной лодки, была передана на старый крейсер HMS Brilliant, являвшийся флагманским кораблём военно-морской базы Леруик. На HMS Moravia пробили боевую тревогу, расчёт зарядил шестифунтовое орудие, подняли стеньговый флаг и зелёный сигнал, означавший что вражеская подводная лодка находится с носа по правому борту, и траулер ринулся в атаку. К югу от него наблюдались миноносцы HMS Silvia и HMS Arab, на северо-востоке эсминцы HMS Tirade и HMS Mameluke

Немецкой подводной лодкой была UC 55 (8). Еще до первого вражеского выстрела, подводная лодка получила повреждения, которые и привели к её гибели. Примерно в 14-00, находясь на глубине 20 метров, и готовясь к постановке мин, лодка внезапно получила дифферент в нос и стала стремительно погружаться. На глубине 50 метров, дифферент удалось ликвидировать, переместив экипаж на корму. Было принято решение продуть балластные цистерны и подвсплыть до 20 метров. Оказавшись на глубине 20 метров, командир постарался удержать лодку на заданной глубине, но лодка вновь стала проваливаться на глубину с дифферентом на нос, погружение удалось остановить на глубине 90 метров (данные глубиномера в центральном посту). Давление деформировало носовую оконечность, швы корпуса разошлись и в лодку стала поступать вода, которая попала на аккумуляторные батареи, что вызвало выделение паров хлора. Проводку замкнуло, произошло несколько коротких замыканий, вспыхнули пожары. Всё это заставило командира отдать приказ на всплытие. Оказавшись на поверхности, приступили к вентиляции лодки, одновременно запустив дизеля для пополнения запасов сжатого воздуха. Через десять минут после всплытия, лодку обнаружил траулер HMS Moravia, который сразу же взял курс на лодку с явным намерением её атаковать. Помимо этого траулера, сигнальщики лодки обнаружили ещё несколько кораблей противника.

HMS Tirade приблизился к HMS Mameluke узнать, есть ли в этом районе свои подводные лодки. Однозначного ответа на этот вопрос командир эсминца не получил, и увеличив ход, повернул на подводную лодку. В своём стремлении атаковать противника, командир HMS Tirade корпусом своего корабля, перекрыл угол обстрела своему напарнику, сделав невозможным его участие в атаке. Прожектором были запрошены позывные, но с лодки просигналили что то совершенно неразборчивое, одновременно явно пытаясь уклониться от эсминца.

С дистанции в три с половиной мили, был открыт артиллерийский огонь из носового орудия. Управлял стрельбой лейтенант Хоур, командир орудия – старшина Келли. Первый снаряд лег недолетом, и огонь был прекращен. Когда дистанция сократилась до двух с половиной миль, Хоур повторно приказал открыть огонь. Второй снаряд также лег недолетом, третий снаряд поразил подводную лодку в основание рубки, четвертый снаряд в цель не попал, пятый поразил подводную лодку в корму и взорвался ниже ватерлинии. Командир HMS Mameluke капитан-лейтенант Бродлей, впоследствии утверждал, что первые попадания в лодку были явно из 4-х дюймового. За то время, что HMS Tirade прошёл расстояние до лодки, с него успели сделать 12 выстрелов, но в горячке боя, никто не заметил, сколько именно было попаданий. Командир HMS Tirade принял решение таранить подводную лодку и приказал увеличить ход до полного.

UC 55 оказалась в сложном положении, лодка наполнена парами хлора, со всех сторон к ней устремились корабли противника.

В это время, к месту боя из Леруика приближались миноносцы HMS Silvia и HMS Arab. С HMS Silvia открыли огонь по подводной лодке. В отчёте о потоплении UC 55 утверждается, что ни один из трёх выстрелов этого миноносца цели не достиг. Но все кто находился на мостике и на орудийной платформе HMS Silvia – комендор Бартлет, кондуктор Уолкер, старший сигнальщик Белл, и командир орудия Эллис, утверждают, что попадания были. По их наблюдениям, первый снаряд лег недолетом, второй и третий снаряды поразили цель с дистанции в 2500 ядов (2300 метров). Командир миноносца лейтенант Шоу, также был уверен в этом.

С мостика HMS Tirade, были видны приближающееся HMS Moravia и HMS Rovena, они жаждали принять участие в долгожданной схватке с врагом. HMS Rovena, из за большой дистанции до цели, так и не смог открыть огонь, HMS Moravia повезло больше, с него открыли огонь с дистанции в две мили. Первый снаряд лег недолетом, падения второго снаряда на траулере никто не наблюдал, хотя весь экипаж был уверен, что он поразил цель, увы - они выдавали желаемое за действительное. Вскоре HMS Moravia пришлось изменить курс, что бы уйти с линии огня HMS Tirade , после выполнения этого маневра, с траулера произвели ещё один безрезультатный выстрел. В это время рядом с бортом HMS Tirade взорвались два снаряда, один из них очень близко, столб воды поднялся выше бакового орудия и мостика. Скорее всего, это «постарался» траулер, но в тот момент на эсминце посчитали, что огонь ведёт подводная лодка.

Кольцо вокруг UC 55 сжималось, повреждения накапливались. Старший матрос Унрух обнаружил, что субмарина не слушается руля. Унтер офицер Зоммер, находившийся на своем посту в машинном отделении, заметил, что со стороны находившегося в корму жилого отсека поступает вода - это было последствие попадания пятого снаряда HMS Tirade. Вода поступала сквозь пробоину в кормовой части лодки, появился и постоянно увеличивался дифферент на корму. Командир минного заградителя, осознавая безвыходность ситуации, приказал покинуть подводную лодку, предварительно открыв кингстоны и уничтожив секретные документы. Он оставался на борту лодки до конца, приказав своему старшему помощнику лейтенанту Зауэру, руководить спасением команды.

HMS Silvia нёсся к противнику полным ходом в 25 узлов, её старший инженер-механик Пирсон позднее заметил, что оба эсминца (второй HMS Tirade) развили полный ход, каждый стремился первым таранить противника и записать на свой счет уничтожение подводной лодки.
Экипаж во главе с лейтенантом Зауэром, частью уже покинул тонущую лодку, или готовился это сделать. Люди, находившиеся в воде и выбирающиеся из люков, были хорошо видны с палуб и мостиков английских кораблей, об этом свидетельствуют записки очевидцев с британской стороны. Лодка почти полностью скрылась под водой, когда взорвались бомбы, сброшенные
HMS Silvia, а HMS Tirade сбрасывал бомбы уже на месте погружения.

HMS Silvia вынужден был отвернуть от лодки, отказавшись от таранного удара, которого старый миноносец скорее всего не пережил бы. Отвернув, миноносец сбросил глубинные бомбы с левого бомбосбрасывателя у носа лодки, почти уже скрывшейся под водой. Ускорили взорвавшиеся бомбы гибель врага или нет, осталось тайной, но вот спасавшимся членам её экипажа они здоровья явно не прибавили. Запись в вахтенном журнале HMS Silvia - Приблизился к подводной лодке, принял решение не идти на таран, ибо она уже тонула, а в воде находились люди. Сброшены две глубинные бомбы типа D рядом с субмариной. Обе взорвались. Лейтенант Шоу. HMS Tirade не дошёл до неё буквально 200 метров, когда прогремели взрывы бомб, сброшенных миноносцем. Лейтенант Бего в своих мемуарах, так описывает этот момент - HMS Tirade, приблизился к тонущей подводной лодке, и был близок к точке сброса глубинных бомб, когда HMS Silvia устремился в атаку.

А вот экипаж миноносца, в свою очередь, утверждал - что их более новый собрат находился в 900-х метрах от тонущей субмарины, когда их корабль сбрасывал бомбы. Каждый стремился нанести последний удар по врагу.

Подводная лодка затонула в 14-30, на поверхность вырывались большие воздушные пузыри. На воде появилось нефтяное пятно, была замечена плавающая мина, каким-то образом покинувшая одну из шахт. Через некоторое время после исчезновения субмарины, были слышны два сильных подводных взрыва. Скорее всего, это сработали подрывные заряды, приведенные в действие доблестным командиром. Взрывы двух серий глубинных бомб и два подводных взрыва, убили не одного немецкого подводника.

После того как опали фонтаны поднятые взрывами, английские корабли прошли сквозь место её гибели, с их палуб бросали в воду спасательные пояса, буйки и концы. HMS Silvia принял на борт десятерых, HMS Rovena - шестерых, вельбот с HMS Tirade - двоих. 10 немецких моряков погибли от взрывов снарядов и бомб, а командир вообще не покинул свой корабль, и погиб вместе с ним. Немцы, поднятые на борт HMS Tirade, были из состава машинной команды - Христиан Хаусен и Альфред Дамм. После того как их подняли на верхнюю палубу, их обыскали и отправили вниз в теплый кубрик, где они получили порцию рома и согрелись. В своих мемуарах Бего пишет, что от пленных была получена весьма ценная информация, но в официальном рапорте командир корабля утверждает, что от пленных не удалось получить никакой информации, так как в экипаже эсминца не было никого знающего немецкий язык, даже обычное общение было весьма трудным делом. Кому верить ?

Не смотря на обилие свидетелей, действия кораблей, атаковавших или пытавшихся атаковать вражескую подводную лодку, также остаются загадкой. Отчёты об этом 15-ти минутном бое, написанные их командирами и воспоминания членов экипажей полны противоречий, создаётся впечатление, что каждый корабль вёл свой собственный бой со своим собственным врагом. Несомненно одно, когда HMS Silvia сбросил глубинные бомбы, UC 55 уже скрылась под водой, а атаковавший следом HMS Tirade, сбрасывал бомбы уже на затонувшую лодку. К сожалению, от чего именно затонула лодка, от снарядов HMS Tirade, от глубинных бомб старого миноносца, или всё же её затопил экипаж - мы уже никогда не узнаем. Подводная лодка были записана на счет HMS Tirade, официально считается, что HMS Silvia всего лишь - оказывал содействие.

На следующий день, фарватер, на котором UC 55 могла выставить минное заграждение, был протрален. 17 уцелевших моряков были переданы на HMS Linder, где их допросили лейтенант Сэндисон и капитан 1 ранга Салливан. Двое легкораненых, были доставлены на борт госпитального судна HMS Berbiss.

Через некоторое время, все пленные были размещены на борту HMS Tirade, который доставил их в Абердин. Во время перехода, Бего, который владел немецким языком, общался с тремя пленными офицерами, после чего он сделал в своём дневнике следующею запись - я долго беседовал с ними о положении дел в Германии, они уверены что их страна выиграет войну

Да, моральный дух немецких подводников был на высоте, несмотря на все их злоключения.

Командиры HMS Tirade, HMS Silvia и наводчик носового орудия кондуктор Томас Келли, были удостоены упоминания в приказе за потопление UC 55.

Остаток войны, в отличие от наполненных событиями первых четырех месяцев службы, прошел для HMS Tirade в рутине. С октября 1917-го по 10 ноября 1918-го, он по-прежнему сопровождал конвои в северных водах, а единственным примечательным событием, стало столкновение с эсминцем HMS Marmion (командир лейтенант Лайон), которое имело место 21 октября 1917 года. Усиленный нос HMS Tirade, получил возможность показать себя в деле - HMS Marmion затонул, к счастью без человеческих жертв, наш герой не получил серьезных повреждений.

Вскоре после подписания мирного договора, он был исключен из списков флота, а в ноябре 1921 года продан на слом. HMS Silvia списали в 1919-м.

После войны, призовой суд в Лондоне, под председательством сэра Генри Дьюка, постановил выплатить капитан-лейтенанту Стейнстриту, 145 фунтов стерлингов, лейтенант Шоу не получил вознаграждения по причине своей смерти…

Этот бой, длительностью 15-20 минут, песчинка, в барханах переносимых ветром войны. Его никто не заметил, о нём никто не узнал и его никто не помнит, кроме непосредственных участников. Кто именно нанёс UC 55 роковые повреждения, и нанёс ли? Или её затопил экипаж? Кто выстрелил первым, кто попал и куда попал?
Ответов на эти вопросы мы не узнаем никогда – каждый из участников вёл свой бой, и каждый из них уверен в том, что именно он сделал контрольный выстрел…


1. Артур Бего родился в 1895 году. Служил младшим лейтенантом резерва, на печально известном линейном крейсере HMS Queen Mary, с которого был переведён незадолго до гибели этого корабля в Ютландском сражении. 23 марта 1916 года, Бего, уже как кадровый офицер, получил назначение на шлюп HMS Penstemon, служивший на Средиземном море, а летом 1917-го, получил назначение на HMS Tirade. Он продолжал служить между войнами, в годы Второй Мировой войны занимал штабные должности, в том числе на Цейлоне. После войны обеспечивал транспортировку нефти, а в 1946 году наблюдал за проведением выборов в Греции. Завершил свою долгую и безупречную службу, командуя LCT в годы Корейской войны.

2. HMS Tirade, HMS Tower, HMS Trenchant, HMS Tristram, HMS Ulster, HMS Ulysses, HMS Umpire, HMS Undine, HMS Urchin, HMS Ursa, HMS Ursula


3. В июле 1917 года британский флот получал еженедельно 140 глубинных бомб, в октябре 500, в декабре 800


4. 51 корабль типа R – все трёхтрубные.

5. В июне 1917-го года, была наконец то введена в действие система конвоев, которая позволила союзникам минимизировать потери от неограниченной подводной войны


6. В декабре 1914 года, воды вокруг Англии, Шотландии, Ирландии и прилегающих островов, были поделены на 21 сектор, в которых организовали что то смутно напоминающее противолодочное патрулирование.

7. Очень примечательный корабль. До того как стать базовым кораблём 15-й флотилии эсминцев, этот старый корабль, являлся транспортом SS Manipur и в начале войны использовался как полноразмерный макет линейного крейсера HMS Inflexible.

8. Подводный минный заградитель типа UC II, командир – оберлейтенант фон Лилиенштерн, принял командование лодкой 26 июня 1917 года. Входила в состав I флотилии подводных лодок с базированием на базы в устье Эльбы. Это был её шестой боевой поход. Все походы она совершила к берегам Шотландии, Ирландии и Оркнейским островам. В последнем боевом выходе, подводная лодка вышла из Гамбурга 16 сентября, с заданием выставить мины у Леруика, Шетландские острова.


9. UC 55 была построена на казённой верфи в Данциге, заложена 2 августа 1916-го, вступила в состав флота – 15 февраля 1917-го.

Водоизмещение – 415 т. надводное, 498 т. подводное.

Длина 52 метра,

Вооружение – 18 мин типа UC200, два носовых и один кормовой 500-мм торпедные аппараты, 88 мм палубное орудие.

Два дизеля по 600 л.с., два электродвигателя по 620 л.с.

Дальность плавания надводная – 8500 миль, подводная - 52 мили.

Всего по этому проекту построили 63 лодки, незначительно отличающиеся друг от друга.

Особенностью этого типа минных заградителей, было расположение мин в корпусе лодки, и способ их постановки. Мины располагались по три, в шести водопроницаемых наклонных шахтах в носовой части лодки, открытых сверху и снизу. При постановке, мины, снятые со стопоров, под воздействием собственного веса выходили из шахты, таким образом, лодка ставила мины - под себя. Это был рискованный метод, но на тот момент наиболее приемлемый для прибрежных минных заградителей. Мины загружали в базе, сразу задавая глубину постановки и ставя на взвод, поскольку после погрузки к ним не было доступа. Это очень сковывало действия командиров этих минных заградителей, так как они были жёстко привязаны к району, в котором им нужно было выставить мины, и не имели запаса по времени. Любое противодействие противника, непогода, авария - приводили к тому, что лодка оказывалась неспособной вовремя выставить мины в нужном районе, и возвращалась в базу с минами стоящими на взводе и готовыми в любой момент взорваться. При постановке мин подобным способом, на собственных минах погибли несколько подводных минных заградителей. Самый известный случай – гибель UC 12 (тип UC I), её подняли итальянцы, и восстановив, использовали по назначению. Англичане, французы и итальянцы, скопировали этот метод постановки мин, и построили по несколько подобных минных заградителей, которые впрочем, в отличие от немецких, особых лавров не снискали...


Статья напечатана в журнале Морская Войнa 2/2011

 

Список использовавшейся литературы;

  1. Die UC-Boote der Kaiserliche Marine 1914-1918, Harald Bendert
  2. Die Unterseeboote der Kaiserlichen Marine, Eberhard Rossler
  3. Warship 1997-1998
  4. Интернет

Схема постановки мин подводными минными заградителями типа UC II к которым относилась и UC 55.

UC 55 в доке на достройке.

HMS Tirade

HMS Silvia

Схема боя.

 

Цусима.SU Гангут.SU

© 2017, «u-boat-laboratorium.com», СПб, Россия, 9104401@mail.ru, тел. (812) 910-44-01