u-boat-laboratorium.com
Сайт задуман как иллюстрированный
справочник по подводным лодкам
всех стран-участниц
Первой Мировой войны

 
 





 

Австрийские шпоры для прекрасной француженки

Эдуард Журавлёв

В годы первой мировой войны, многие корабли по обе стороны фронта, покрыли славой свои имена, но только один корабль прославился, воюя против своей родины в составе вражеского флота – этим кораблём была подводная лодка французского флота Curie.

Рождённая в республиканской Франции, прошедшая всю войну под знаменем двуединой монархии, в ноябре 1918 вновь подняв триколор, она закончила свой жизненный путь в стыдливом забвении, так и не послужив отчизне в годы испытаний (правда и пятнадцать её систершипов отвоевавших всю войну, особых лавров не снискали).

Во время войны главным театром боевых действий для французского флота являлось Средиземное море, а единственным противником был флот Австро-Венгрии, действовавший только в пределах Адриатики. С началом войны пришёл первый успех - у побережья Черногории мощная французская эскадра застала врасплох и расстреляла устаревший крейсер Zenta, но затем последовало торпедирование дредноута Jean Bart подводной лодкой U 12, под командованием фрегаттенлейтенанта Эгона Лерха. Эта атака поставила крест на участии крупных кораблей французского флота в боевых действиях на этом театре. Подобные тенденции возобладали во флотах всех стран, вовлечённых в конфликт (убедительный дебют подводных лодок для всех оказался сюрпризом), крупные корабли отстаивались в хорошо охраняемых базах, активно действовали только лёгкие силы и подводные лодки. В попытке найти выход из тупика, командующий французским флотом адмирал Буэ де Лапейрер санкционировал выход в море подводной лодки Curie. Операцию разработали командир флотилии подводных лодок и капитан-лейтенант Джон Джозеф Габриел О’Бирн (наполовину ирландец), командир подводной лодки Curie. Ему ставилась задача проникнуть в базу австрийского флота Пола и атаковать линейные корабли противника на якорных стоянках (1). Командира лодки снабдили самыми свежими данными о минных полях и сетевых заграждениях, а вот насколько они были достоверны – О’Бирну предстояло проверить самому.

Утром 17 декабря, подводная лодка Curie вышла в море на буксире крейсера Jules Michelet, в охранении следовал крейсер Jules Ferry (2). Идя со скоростью 10 узлов на протяжении 15 часов, отряд почти достиг цели, когда был замечен дым, Jules Ferry полным ходом бросился наперерез. К счастью тревога оказалось ложной, встреченным судном оказался итальянский пароход Renо, шедший в Спалато. Несмотря на то, что Италия была нейтральна, на судно высадили досмотровую партию, которая препроводила его к острову Фано – передовому пункту базирования лёгких сил Франции и Великобритании. Даже случайный свидетель был нежелателен.

18 декабря в четыре утра, достигнув острова Пелагроса, отряд разделился, крейсера пошли обратно, а лодка двинулась дальше в одиночестве. К девяти часам вечера французы в надводном положении подошли к побережью полуострова Истрия. Дальше пошли под электромоторами в полупогруженном положении, для срочного погружения требовалось только заполнить центральные балластные цистерны, это занимало не более пары минут. Лодку обнаружил и атаковал дозорный миноносец, от него уклонились срочным погружением. Всплыв, двинулись дальше. Достигнув района Полы, О’Бирн приступил к зарядке батарей. Девятнадцатого, в три ночи, пришлось срочно погрузиться - прямо над лодкой прошёл миноносец Satellit. Весь следующий день командир осматривал в перископ подходы к Поле, отмечал положение сетевых заграждений и береговых ориентиров. Ближе к вечеру показался дым, и постепенно перед О’Бирном в пределах прямого торпедного выстрела прошёл броненосец типа Radetsky. Совершенно непонятным образом французский командир проигнорировал эту желанную для любого подводника цель - не будем размениваться на мелочи, ведь в Поле нас ждут австрийские дредноуты! (3).

Отойдя от Полы, лодка подзарядила аккумуляторы, и командир обратился к команде с вопросом (!) – сможет ли она выдержать долгое пребывание под водой и исключительно рискованное проникновение в базу противника? Экипаж как один заверил командира - мы готовы! 20 декабря, в 3 часа ночи, Curie приступила к форсированию заграждений.

До ноября подходы к Поле были почти не защищены, сейчас все было иначе, две линии сетей перекрывали вход в гавань, а за два дня до похода Curie была поставлена третья линия сетей.

Французы, ориентируясь на разведданные, в попытке миновать минные заграждения, пошли у берега. Погрузившись на 18 метров, миновали первую линию сетей, скрежет тросов заграждения по бортам лодки продолжался около 30 секунд.

При подходе ко второму заграждению, во время попытки понять перископ, сгорел электродвигатель, поднимающий и опускающий перископ. Двигаться дальше не имела смысла - какая атака без перископа. О’Бирн поворачивает назад, стрелка компаса пляшет как бешеная, направление выбрано не верно. Во время попытки обратного форсирования уже пройденного заграждения, лодка цепляет тросы заграждения центральными рулями глубины. Один из оборванных тросов наматывается на левый вал и заклинивает его, из за этого выходит из строя электродвигатель. На протяжении пяти часов французы пытаются вырваться из сетей, неоднократная перемена глубины погружения от 0 до 30 метров опустошила запасы сжатого воздуха, аккумуляторы разрядились в ноль, воздух испортился настолько, что умерла собака Радий – талисман экипажа. Французы понимают – всё кончено! Остаётся всплыть и сдаться. О’Бирн приказывает отдать два спасательных буя, но он забывает, что они без телефонных кабелей, которые были сняты на Мальте в ходе работ по облегчению перегруженной лодки (!). Спички не загораются от недостатка кислорода, документы сжечь не удаётся. Командир и помощник рвут на мелкие клочки все секретные документы, карты, бортовой журнал.

По поведению бонов сетевого заграждения, австрияки поняли - у них гости, и тщательно подготовились к встрече. Возле предполагаемого места всплытия лодки, сосредоточились миноносцы Satellit и 63Т, вооружённые тендеры VIII и XV, спешно разводили пары миноносцы № 24 и № 39. Всплывшие с лодки спасательные буи австрияки приняли за миниатюрные мины, постарались оттащить их в сторону и расстрелять из винтовок и пулемётов (4). Когда в свете прожекторов показался нос Curie, миноносцы, тендеры, береговая батарея Punta Cristo открыли ураганный огонь.

Командир лодки O'Бирн руководит затоплением лодки, помощник командира Шалли организует эвакуацию экипажа. Под огнём противника французы, ослабленные кислородным голоданием, как сонные мухи выползают из тонущей лодки и падают за борт, многие из них получают ранения от разрывов снарядов.

Как и положено командиру, O'Бирн последним покидает лодку, но в момент

когда он вылезает из носового люка, разрыв снаряда наносит ему множественные ранения. Квартирмейстер Салатин, также раненный, подхватывает командира и бросается с ним в воду. Как только лодка скрывается под водой, австрияки прекращают огонь, со всех сторон к тонущим спешат катера и шлюпки. Спасти удаётся 23 француза, два человека погибли и один умер от ран той же ночью. Для оказания первой помощи их развезли по кораблям. Помощник командира лейтенант Шалли, был убит во время обстрела лодки и его тело утонуло вместе с ней, застряв под мостиком.

Австрийцы по горячим следам провели первичный допрос пленных и получили много ценной информации, которая очень помогла им впоследствии (5).

Пленных перевезли в город Грац и поселили в Грацском переулке в доме № 57. Но это комфортное жилище вскоре пришлось сменить на лагерь для военнопленных, и виноваты в этом сами французы. Они так надоели австриякам жалобами на однообразие пищи, что в конце концов те прекратили игры в рыцарство, и отправили пленных заниматься дорожными работами с проживанием в лагере для военнопленных. Раненый О’Бирн, пользовался повышенным вниманием австрийской аристократии, его раны успешно зажили, но он сильно простудился и получил хронический катар левого лёгкого. Его жене было разрешено приехать к мужу и скрасить его страдания. В конце 1916 года его обменяли на пленного офицера Австро-Венгерского флота и через Швейцарию отправили во Францию. Возвращение на родину не излечило его, и вскоре он умер (6).

Броненосный крейсер Jules Michelet, отправленный для встречи подводной лодки,

находился у острова Пелагроса до 18.00 22 декабря, после чего возвратился в базу.

Казалось, на этом можно прервать рассказ, но Curie не суждено было кануть в лету, подобно птице Феникс, она возродилась из пепла по воле новых хозяев.

На момент потопления Curie, в состав флота Австро-Венгрии входили семь подводных лодок. Все они был малы для действий за пределами Адриатики. Обследование затонувшей лодки показало, что повреждения невелики, появилась мысль поднять её и включить в состав своего флота. Лодка затонула на глубине 39 метров, уже 27 декабря начались работы по её подъёму. Лодку поднимали постепенно в семь этапов, и 2 февраля 1915 года ввели в док. Австрияки с интересом обследовали свою добычу, и нашли массу занимательного – карты, фотографии, блокноты, различные записи, таблицы и очень полезную вещь – дефектную ведомость командира лодки с подробным описанием всех неисправностей корабля. Рачительные австрияки даже использовали консервы, которые не пострадали от месячного нахождения в воде.

Лодка не получила больших повреждений, но была сильно посечена осколками снарядов. Аккумуляторная батарея была полностью выведена из строя, заказали и установили новую, изготовленную на Wiener Akkumulatoren Fabrik AG. Заменили магнитные компасы на гирокомпас, установили новую радиостанцию (французская работала только на приём !). На Curie зарядка батарей возможна была только дизелем правого борта, этот недостаток устранили, смонтировав соединительную муфту на левый дизель. На лодке установили 37 мм орудие и опору на мостике под выносной пулемёт. Большие проблемы были с торпедным вооружением. Один аппарат Джевецкого сняли с лодки и установили на лихтер для испытания. Пробные стрельбы из него дали неудовлетворительные результаты, с расстояния в 400 метров, торпеда никак не хотела идти в цель. Сами торпеды были устаревшими, австрияки использовали более совершенную модель. Изготовили и смонтировали новый машинный телеграф и новую радиомачту, новый моторный ялик, оборудовали гальюн и постоянный камбуз с керосиновой плитой в надстройке. Дополнительно оборудовали три топливных танка, что увеличило радиус действия на 175 миль. Новые цейсовские перископы не успели доставить до ввода лодки в строй, временно установили перископ предназначавшийся для подводной лодки которую заказали датчане, но постройка которой с началом войны была отменена. Ходовые испытания прошли довольно хорошо, только торпедные аппараты Джевецкого ещё раз подтвердили всю сложность стрельбы из них. Внешне, лодка не изменилась вообще, её только перекрасили в серо-синий цвет и закамуфлировали все вертикальные поверхности как это было принято во флоте Австро-Венгрии. Ремонт продолжался пять месяцев и обошёлся в 655.000 крон, 1 июня подводную лодку включили в состав флота Австро-Венгрии под именем U 14.

Первым командиром был назначен линиеншиффслейтенант Отто Зейдлер.

10 июля лодка вышла в первый поход к итальянскому порту Анкона, но пришлось вернуться по причине поломки дизеля. Эта картина стала повторяться с завидным постоянством, выход на позицию авария возвращение в базу ремонт. С 3 по 5 августа лодка прошла докование, и получила новые цейсовские перископы.

14 октября Отто Зейдлер сдал лодку наиболее опытному и титулованному подводнику Австро-Венгрии - фрегаттенлейтенанту Георгу Риттеру фон Траппу. Командуя U 5 с начала войны, фон Трапп проявил себя очень предприимчивым и знающим офицером подводником (к тому же ему всегда сопутствовала удача). Будучи посланным для борьбы с кораблями противника несущими дозор в проливе Отранто, он отлично справился с заданием – торпедировал французский броненоcный крейсер Leon Gambetta (7). Прекрасно выполнил он и задачу очищения вод, омывающих остров Пелагроса, от подводных лодок противника, сильно сковывавших действия австрийских надводных кораблей - нашёл и потопил итальянскую лодку Nereide. Участвуя в блокаде Черногории, он отправил на дно несколько неприятельских парусников – прорывателей блокады. Фон Трапп с энтузиазмом воспринял новое назначение, переходя на U 14, он забрал с U 5 весь экипаж. Помощником у него был фрегаттенлейтенант Гуго фон Зейферритц, впоследствии отличный командир подводной лодки. Старший механик Майерхофер, был лучшим специалистом по дизелям во всём флоте. Под стать этим парням, были и остальные члены экипажа, аж семи национальностей.

Ознакомившись с кораблём, фон Трапп понял, что одну проблему сменила другая - у француженки недостатков обнаружилось больше чем у U 5. Положительным моментом оказался центральный пост, куда были выведено управление подводной лодкой и её размеры, позволявшие экипажу разместиться с неслыханным комфортом.

26 октября лодка вышла в первый поход под командованием фон Траппа, в крейсерство у берегов Албании. На следующий же день лодка в сильный шторм получила обширные повреждения - сломана мачта, сломан решётчатый настил мостика, снесены палубные доски за мостиком, при погружении лодка неуправляема. Возвратившись в базу, фон Трапп представил командованию докладную записку, в которой предлагал установить на лодке рубку по образцу немецких лодок.

8 ноября во время испытаний после ремонта, лодка столкнулась с тендером, результат – согнутый перископ. 10 ноября новый перископ доставили из Пола на миноносце № 87.

Одновременно с заменой перископа, на лодку установили орудие калибром 47 мм, демонтированное 37 мм передали на U 11.

16 ноября лодка вышла в крейсерство у берегов Албании, но уже 17 возвратилась в Каттаро.

21 ноября выход в тот же район. 22 ноября остановлено для досмотра греческое парусное судно. Никакой контрабанды не нашли и судно отпустили. 23 ноября предпринята попытка перехватить пароход, но он прошёл в территориальных водах Греции. И опять авария – сломался привод руля, пришлось взять курс на Каттаро.

30 ноября лодка вышла к берегам Албании, задание было ответственное – высадка албанских сепаратистов. Во время высадки в свежую погоду, затонул ялик, операцию пришлось прервать и возвратиться в базу.

13 декабря очередной поход к берегам Албании пришлось прервать - вышел из строя левый дизель.

3 января нового – 1916 года, лодка опять вышла в крейсерство к берегам Албании.

8 числа отправилась забирать албанских сепаратистов в Дринском заливе в устье реки Мати. Лодка, подошла к берегу и спустила ялик, на условные сигналы ответа не дождались, фон Трапп приказал матросам на ялике высадиться на берег и осмотреть его. Риск не оправдался, никого не обнаружили и ушли в море. В то же утро, в 07.20 обнаружили перископ с левого борта на расстоянии 400 метров, уклонились срочным погружением. Наблюдая в перископ, командир опознал всплывшую U 11 (7). В 15.30 выходит из строя рулевое управление, лодка на буксире Dromedar возвращается в Каттаро.

18 января очередной выход к берегам Албании. 19-го у мыса Лингуэтта, командир наблюдает за крейсером типа Libia и четырьмя транспортами, но расстояние слишком велико для атаки.

20 января в 08.50 у острова Сасено обнаружен итальянский миноносец типа PN, командир начал маневрирование для атаки. В 09.45 с расстояния 400 метров фон Трапп производит пуск торпеды и промахивается. В 11.45 обнаружен пароход, который опознали как Bosnia. Сближение для атаки, и в 13.05 U 14 выпускает торпеду из носового аппарата, которая проходит за кормой судна, с него замечают след и разворачиваются на лодку. Фон Трапп выпускает ещё одну торпеду, и опять промах. Тут же следует погружение на 20 метров для уклонения от идущего на таран парохода. Всплыв в 13.25, фон Трапп с досадой наблюдает, как пароход на всех парах удаляется от места атаки. 22 лодка возвращается в Каттаро.

6 февраля U 14 совместно с U 4 уходят в пролив Отранто с заданием атаковать дозорные корабли союзников. В проливе лодки расположились в 3 милях друг от друга. 8 – го в 06.30, на U 14 замечают три парохода, лодка маневрирует выходя в атаку и в 06.55 фон Трапп выпускает торпеду с расстояния в 800 метров, происходит задержка в торпедном аппарате – торпеда сходит через 15 секунд после команды и проходит далеко по корме атакованного парохода. В 07.20 лодку замечают итальянский миноносец и вооружённый траулер, они открывают огонь и бросаются в атаку. Среди разрывов снарядов фон Трапп уводит лодку на глубину 13 метров и приказывает осмотреть повреждения. Разбиты 21 лампа и 3 плафона освещения, деформирована магистраль водоотливного насоса, вышел из строя рубильник аккумуляторной батареи. В 10.00 лодка всплыла и сразу была атакована двумя миноносцами, фон Трапп опять погрузился.

В 14.45 U 14 всплыла и начала зарядку аккумуляторной батареи, в 16.50 с лодки обнаружили крейсер типа Birmingham в сопровождении миноносца, которые прошли в миле от лодки, не заметив её. Вернувшись в Каттаро, фон Трапп получил приказ перейти в Полу, где лодку ожидала масштабная реконструкция.

Техническое состояние француженки не внушало доверия, командование понимало, что она требует капитальной перестройки, и только острый дефицит подводных лодок заставлял использовать ненадёжную лодку.

Возвратившись в Пола 15 февраля, U 14 была отправлена на верфь, а командира вызвали на заседание специальной комиссии, созданной для решения вопроса с ремонтом и модернизацией. Фон Трапп был доволен – его рапорты не пропали даром.

Прибыв на заседание, фон Трапп был удивлён тем, что она составлена из высоких чинов, никогда не служивших на подводных лодках. Поскольку модернизацию лодки санкционировал лично командующий флотом адмирал Хаус, все требования подводников были учтены и утверждены без проволочек. Проблема возникла при обсуждении артиллерийской установки, представитель артиллерийского бюро предлагал имеющееся в наличии 70 мм орудие, фон Трапп настаивал на немецком 88 мм орудии на пониженном станке, созданном специально для подводных лодок, достоинства которого он досконально изучил во время визита на германские лодки, базировавшиеся в Пола и Каттаро. Представитель упирал на сложности со снабжением боеприпасами, фон Трапп отвечал - что это не проблема вообще! Немцы любезно брались отгрузить столько снарядов, сколько потребуется.

Тем временем на верфи шёл ремонт, от лодки остался один корпус. Рабочие демонтировали все механизмы, сняли рубку. Новую рубку сделали по образцу немецких лодок, заменили перископы и приборы, установили новую аккумуляторную батарею и электромоторы, на заводе в Граце изготовили новые дизеля, и только проблема с орудием не решалась. В удовлетворении ходатайства фон Траппа об установке немецкого орудия отказал капитан 1 ранга, референт (помощник командующего флотом Хауса) по артиллерийским вопросам по прозвищу Великий Инквизитор. Кстати, один из контраргументов фон Траппа звучал так – «орудие служит для стрельбы, а не как позиция в инвентарных книгах». Далее он написал письмо на завод Шкода с просьбой дать заключение о возможности установки желаемого орудия на лодку. Через 4 месяца фон Траппа вызвали на флагманский корабль, где его давний приятель, флаг-лейтенант по прозвищу Бим сообщил, что в адрес штаба флота пришло письмо с завода с заключением о возможности установки орудия, но референт все-равно не согласен, а Хаус руководствуется его мнением. То-же самое фон Траппу рассказал начальник штаба флота.

После чего фон Трапп, на личном приеме у Великого Инквизитора польстил ему всячески, объяснив, что все действия предпринимал лишь с целью предварительного изучения вопроса, но ни в коем случае не желая обидеть и оскорбить уважаемого линиеншиффскапитана. Польщенный референт дал добро на установку пушки.

Модернизация затягивалась, рабочие занимались откровенным саботажем, на верфи работали сплошь одни чехи, эти Швейки не горели желанием участвовать в войне. Командир и экипаж прилагали все усилия для скорейшего окончания работ.

Лодка вступила в строй в январе 1917 года, а в феврале немцы объявили неограниченную подводную войну. Австрийские подводники поддерживали самые тёплые отношения со своими немецкими коллегами, и в приватных беседах за бутылкой вина неоднократно высказывали мысль о том, что это решение принято слишком поздно.

24 марта 1917 года, U 14 во время выхода с острова Бриония на испытания, столкнулась с пароходом Primero. Полученные повреждения (пробоина в районе топливного танка № IV, 2 деформированных шпангоута, сорванная обшивка) ремонтировали 3 недели. Повторные испытания прошли успешно, фон Трапп был в восторге от лодки.

21 – 22 апреля лодка перешла из Полы в Каттаро.

И вот первый поход в Средиземное море! 24 апреля U 14 вышла в Ионическое море и далее в центральную часть Средиземного моря. Отрантский пролив был перегорожен сетями, которые тянули за собой британские траулеры. Но завеса не была плотной, лодка миновала пролив днём, даже не погружаясь, только выставив усиленную вахту на мостике.

Выйдя в открытое море, фон Трапп смог в полной мере оценить те перемены, которые были внесены в конструкцию подводной лодки. U 14 до и после модернизации, без преувеличения, являлась двумя разными кораблями. Картину портили только торпедные аппараты Джевецкого, как вспоминал сам фон Трапп – идея была гениальной, но исполнение паршивое.

Между островом Крит и мысом Матапан, находятся два островка – Цериго и Цериготто. Транспорты, с грузами для сербского фронта, идя в Салоники, неизбежно проходили этим районом, огибая полуостров Пелопоннес. Фон Трапп занял позицию западнее – у острова Сапиенца. Находясь на позиции у острова целый день, подводники не смогли обнаружить ни одной цели - море как будто вымерло. От нечего делать развлекались как могли, пели хором, занимались гимнастикой, купались, но не забывали о деле. 28 апреля был замечен пароход Teakwood (5313 BRT), фон Трапп начал маневрирование для атаки и в 18.38 выпустил торпеду из аппарата № 4. Есть первое попадание! Торпеда взорвалась в районе кормового трюма, пароход медленно оседает на корму, в 20.35 экипаж покидает судно на двух шлюпках. U 14 всплывает, и добивает жертву из орудия. В 20.50 пароход встаёт вертикально и тонет кормой вниз. Шлюпки в темноте смогли скрыться в направлении берега.

Лодка перешла в район мыса Матапан. 30 апреля в 30 милях от мыса был замечен пароход в сопровождении двух вооружённых траулеров, командир сблизился для атаки и в 19.23 скомандовал - пли ! Но аппарат № 5 не сработал, торпеда вообще не сошла с направляющих и даже не запустила двигатель. Как выяснилось при осмотре - отказал спусковой механизм.

3 мая, возвратившись к острову Сапиенца, в 09.10 с лодки заметили конвой из трёх пароходов в сопровождении двух вооружённых траулеров. Заняв позицию для атаки, фон Трапп приказывает выстрелить из аппарата № 2 – опять отказ! Обозлённый командир вновь маневрирует и в 09.18 стреляет из носового аппарата, торпеда попадает концевому судну в носовой трюм. Команда торгаша срочно покидает тонущий корабль на трёх шлюпках, их подбирает один из траулеров. В 09.40 торпедированный корабль затонул (это был итальянский Antonio Sciesa в 1900 BRT). В 09.50 лодка всплывает и её сразу же обстреливает один из траулеров, но расстояние велико, фон Трапп приказывает дать полный ход и лодка уходит в Мессинский пролив. 5 мая, прибыв на место, лодка сразу же обнаруживает транспорт в сопровождении миноносца и траулера. В 08.58 фон Трапп отдаёт приказ выстрелить торпеду из аппарата номер 2, но он не приготовлен к выстрелу, и атака срывается. Судоходство в Мессинском проливе прекращено полностью, до 11 мая U 14 не встретила ни одного корабля.

В 02.20 с лодки замечают два парохода, фон Трапп сближается и готовится атаковать из орудия, но с пароходов замечают перископ и поворачивают на лодку. Головной, опознанный как вооруженный траулер, первым открывает огонь. Лодка срочно погружается.

14 мая фон Трапп атакует из носового аппарата одиночное судно, которое движется противолодочным зигзагом, но торпеда проходит мимо, а с судна открывают огонь в направлении лодки.

21 мая U 14 возвращается в Каттаро, первый поход в Средиземное море успешно закончен. Пройдено 2269 миль, из них 127 под водой. Использовано 5 торпед, 41 - 88 м снаряд, 20 тонн дизельного топлива и 2 тонны смазочного масла. Переделки, которым подверглась лодка, полностью оправдали себя, рубка оказалась чрезвычайно удачна по конструкции, и её почти не заливало в свежую погоду. Радиостанция работает удовлетворительно, а вот аппарат звукоподводной связи был бесполезен. Дальность плавания недостаточна, нужны дополнительные топливные танки. Аппараты Джевецкого совершенно ненадёжны, при длительном пребывании в море, торпеды подвергаются воздействию солёной воды и на них невозможно рассчитывать.

В конце мая – начале июня лодка проходит докование.

26 июня выход в Средиземное море. Отрантский пролив лодка прошла совершенно свободно, команда была удивлена отсутствию какой либо охраны.

4 июля в четырёх милях от мыса Гроссо, с лодки замечают парусник и выстрелом из орудия заставляют его лечь в дрейф. Как оказалось, греческий парусник Ephtuphia в 60 BRT вёз изюм в Пирей. Вызванный на лодку капитан парусника разыграл перед австрияками целый спектакль, высадившись на лодку, он первым делом помчался на корму и облобызал красно-бело-красный флаг крича при этом – но Венизелос ! Да Константин !(9) Посмотрев на жалкую команду, на груз – изюм, на умоляющего капитана, фон Трапп отдал приказ убрать подрывные патроны и отпустил греков. В 20.47 обнаружен пароход, заняв позицию для атаки, фон Трапп выстрелил торпедой из аппарата № 3, промах ! Ещё один выстрел – из носового аппарата, торпеда попадает в котельное отделение. Команда спешно спускает две шлюпки и покидает судно. Через 35 минут пароход опрокидывается и тонет. U 14 всплывает и подходит к шлюпкам, капитан потопленного парохода утверждает что судовые документы погибли вместе с кораблём. Как оказалось, потоплен греческий да пароход Marionga Goulandris в 3200 BRT, шедший из Балтимора в Пирей с грузом зерна.

8 июля в 01.46, лодка атакует торпедой из аппарата № 4 пароход, шедший в балласте. Промах ! Фон Трапп стреляет из аппарата № 7, через 90 секунд слышится взрыв, пароход останавливается, экипаж спускает шлюпку но не покидает судно. Пароход с креном и дифферентом идёт прежним курсом. U 14 не может догнать уходящее судно в подводном положении, фон Трапп отдаёт приказ на всплытие, и бросается в погоню. Левый дизель не запускается, и пароход успевает скрыться в порту Дерна. Фон Трапп не смирился с тем, что жертва ускользнула, как только поступает доклад о устранении неисправности, лодка полным ходом идёт к Дерне и с расстояния в 5 миль обстреливает пароход стоящий за брекватером. После нескольких попаданий, пароход тонет, но лодка оказывается под обстрелом береговых батарей. Фон Трапп идёт на сближение и с расстояния в 3 мили U 14 выпускает 50 снарядов по портовым сооружениям и батареям. В 08.15 командир отдаёт приказ прекратить огонь и берёт курс в море. Батареи выпустили по лодке около 300 снарядов, ближайший из них разорвался в 250 метрах от U 14.

10 июля обнаружен пароход в сопровождении вооружённого траулера, фон Трапп стреляет из аппарата № 5 с очень большого расстояния – 1500 метров. Торпеда проходит мимо, не замеченная ни с парохода, ни с траулера.

11 июля обнаружен крупный конвой в составе 6 пароходов в трёх колоннах в сопровождении четырёх вооружённых траулеров. В 05.56 с расстояния в 300 метров фон Трапп промахивается последней торпедой.

Торпедные аппараты пусты, и лодка берёт курс домой. 13-го лодка благополучно входит в гавань Каттаро. Во время похода 9 членов экипажа заболели, у троих температура сорок градусов, остальные шесть с энтеритом.

20 августа в 20.00, U 14 выходит в крейсерство в Средиземное море. 23 августа в Ионическом море, лодка обнаружила два парохода в сопровождении шлюпа и начала маневрирование для атаки. В 13.59, фон Трапп стреляет из торпедного аппарата № 4 по большему пароходу, торпеда взрывается под мостиком. Второй пароход разворачивается на обратный курс, шлюп на всех парах мчится на U 14. Фон Трапп уводит лодку на 25 метров и всплывает только в 14.16. Атакованное судно затонуло, шлюп снимает команду утопленника и через 25 минут уходит. В 15.00 лодка всплывает среди множества обломков, вокруг плавают ящики, бочки, мычащие быки, тюки сены. По выловленному спасательному кругу определили судно – французский пароход Constance в 2468 BRT.

На следующий день с лодки замечают крупный конвой – пять пароходов в сопровождении четырёх вооруженных траулеров и шлюпов, идущие противолодочным зигзагом. В 07.41, сблизившись на дальность выстрела, фон Трапп отдаёт приказ атаковать торпедой из аппарата № 3, но аппарат не подаёт признаков жизни. Буквально через минуту следует приказ стрелять из аппарата № 5, торпеда попадает во второй пароход. Лодка уходит на глубину 25 метров, и развернувшись, идёт в направлении остальных судов. Через пять минут слышен сильный взрыв, скорее всего взорвалось атакованное судно. В 08.02 фон Трапп осторожно осматривает горизонт, торпедированный пароход стоит без движения, погружаясь носом, два траулера принимают экипаж. В 09.30 пароход опрокидывается и тонет, траулеры уходят через 25 минут. В 10.10 U 14 всплывает среди обломков, потоплен британский пароход Kilwinning в 3100 BRT.

26 августа в 14.25 обнаружен очередной крупный конвой – 4 парохода в сопровождении трёх кораблей охранения. Сблизившись с конвоем, в 23.21 фон Трапп стреляет из аппарата № 7, торпедированный пароход погружается в лунном свете. Через 7 минут после первого, последовал второй мощный взрыв. Всплыв в 23.41, фон Трапп наблюдает как торпедированное судно тонет кормой вперёд, два шлюпа принимают экипаж. В 01.26 пароход тонет, это был британский Titian в 4170 BRT. U 14 устремляется за ушедшим конвоем. Догнав конвой, фон Трапп в 12.53 стреляет из аппарата № 3 и торпедирует концевой пароход. Потоплено британское судно Nairn в 3627 BRT, гружёное продовольствием. Дальнейшее преследование конвоя невозможно из-за ненадёжной работы дизелей. На расстоянии 8 миль замечены два вооружённых траулера, которые открывают артиллерийский огонь по лодке. Фон Трапп приказывает ответить из палубного орудия, траулеры тут же отворачивают и уходят.

29 августа замечен конвой из трёх пароходов в охранении двух шлюпов. Фон Трапп принимает решение догнать конвой в надводном положении. В 05.57 лодка занимает позицию для атаки и командир атакует из аппарата № 2. Торпеда попадает пароходу в корму, судно останавливается и отчаянно гудит. Через 10 минут слышен сильный взрыв.

Конвой уходит, с торпедированным судном остаётся один из шлюпов, но в 08.00 уходит и он. Всплыв, U 14 осторожно приближается, судно выглядит оставленным, возле него пять пустых шлюпок. Фон Трапп принимает решение добить его из орудия. После 15 попаданий, командир сближается с судном на полторы мили, и тут с парохода открывают огонь из кормового орудия, один из снарядов падает буквально в пяти метрах от борта лодки – срочное погружение ! Ушедший шлюп возвращается полным ходом. Обозлённый фон Трапп маневрирует и занимает идеальную позицию для атаки в четырёхстах метрах от неподвижного корабля. В 10.40 выстрел из аппарата № 4, но торпеда по какой то причине идёт очень медленно. Командир отдаёт приказ выпустить торпеду из носового аппарата № 1, эта торпеда идёт нормально и попадает в среднюю часть корабля. Раздаётся сильнейший сдвоенный взрыв, единственное объяснение – торпеда из аппарата № 4 всё же дошла до корабля. Судно стремительно тонет, но шлюп остаётся на месте ещё 6 часов. Всплыв среди обломков, которые разгоняет поднявшийся ветер, экипаж устанавливает, что потопленным судном был итальянский вспомогательный крейсер Milazzo в 11480 BRT. Торпед больше нет, лодка берёт курс на пролив Отранто, который проходит без проблем, хотя на горизонте постоянно видны несколько траулеров. В этом рекордном по потопленному тоннажу походе, экипажу пришлось очень несладко. Температура внутри лодки достигала 45 градусов, 2 матроса заболели энтеритом. Первого сентября в 05.10 лодка благополучно входит в Каттаро.

15 октября лодка выходит в очередной поход в Средиземное море. Перед выходом, фон Трапп получил приказ от командующего подводными силами – если будет благоприятный случай, привести как приз угольщик. Но времена уже не те - конец 1917 года, и фон Трапп благоразумно решает, что выполнение этого приказа попахивает сумасшествием.

16 октября, во второй половине дня, U 14 форсирует пролив Отранто, насчитав 29 траулеров, обслуживающих сети. Заняв позицию в центральной части Средиземного моря,

U 14 оказалась на пути следования конвоев союзников с Мальты, к побережью Малой Азии. 19 октября в 08.00 лодка атаковала ранее обнаруженный конвой в составе четырёх пароходов в охранении шлюпа, охотника за подводными лодками американской постройки и трёх вооружённых траулеров. Не смотря на мощный эскорт, фон Трапп без проблем занял позицию для атаки и торпедировал головной тяжело гружёный транспорт. Вслед за взрывом торпеды на пароходе взорваются котлы, лодка уходит на глубину. Корабли охранения сбрасывают 5 глубинных бомб, но лодка осталась необнаруженной, и они действуют наугад. U 14 медленно уходит на SW, в 12.50 фон Траппу докладывают о утечке топлива. В 13.10 с лодки всё ещё наблюдают стоящий без движения пароход и шлюп кружащий вокруг него. Поскольку один из танков течёт, фон Трапп уводит лодку на безопасное расстояние и всплывает только в 17.30. Торпедированный пароход затонул только на рассвете, им оказался британский Good Hope в 3618 BRT. К 19.30 лодка догоняет конвой, и фон Трапп решает атаковать из надводного положения. Погода благоприятствует атаке - тёмная ночь и назревает сильная гроза. В 21.36 с расстояния в 600 метров фон Трапп выпускает торпеду, которая попадает в передний трюм тяжело гружёного судна. Пароход очень быстро опрокидывается, охотник кружит вокруг тонущего судна, второй транспорт полным ходом уходит (потопленным судном был британский Elsiston в 2908 BRT). U 14 отворачивает и уходит. При свете дня осмотрены топливные танки, и установлено что протекает танк № 6 с левого борта, топливо перекачивают в другие танки. Одновременно осмотрели торпедные аппараты. В торпедном аппарате № 6 торпеда сильно деформирована, взрыватель просто впечатан в торпеду.

В ночь с 22 на 23 октября фон Трапп предпринимает ещё одну попытку ночной атаки конвоя, но на этот раз неудачно.

24 октября всё в той же центральной части Средиземного моря, с лодки замечают конвой из четырёх транспортов в охранении двух шлюпов и четырёх вооружённых траулеров. В 05.33 фон Трапп стреляет из аппарата № 3 по головному судну и промахивается. Через минуту он выпускает торпеду из аппарата № 4 с расстояния в 400 метров по второму судну в колонне. Раздаётся сильный взрыв, эскорт сбрасывает глубинные бомбы, но лодка медленно уходит необнаруженной. В 06.10 командир подвсплывает и осматривается в перископ, торпедированное судно стоит без движения с сильным креном, видно орудие установленное на его корме. Шлюп и два траулера принимают с него экипаж. В 08.00 пароход наконец то затонул, эскорт уходит и в 08.30 U 14 всплывает среди обломков. Осмотрев спасательный плот, всплывший с утопленника, установили что потопленным судном был британский Euiston в 2841 BRT.

27 октября примерно в том же районе, замечено очень крупное пассажирское судно в охранении двух охотников за подводными лодками. Фон Трапп занимает позицию для атаки и в 08.42 стреляет из торпедного аппарата № 2, но торпеда не выходит из аппарата, позже установили, что заржавели волнорезные щитки. 3 ноября лодка форсирует пролив Отранто и четвёртого в 06.30 входит в Каттаро. Почти весь поход были сильные грозы, затруднявшие радиосвязь, гирокомпас вышел из строя, пришлось полагаться на не слишком надёжный магнитный. За поход лодка прошла1700 миль, из них 140 под водой, использовала 21 с половиной тонну топлива и две тонны смазочных масел.

10 – 12 ноября лодка перешла в Полу. С 18 по 22 ноября прошла докование и ремонт. В это же время демонтировали два кормовых аппарата Джевецкого, вместо них установили неподвижные аппараты развёрнутые в корму.

В начале 1918 года фон Трапп сдал лодку линиеншиффслейтенанту Фридриху Шлоссеру, тот командовал лодкой с 13 января по 18 июня. За это время лодка не совершила ни одного боевого выхода в море. 19 июня лодку принял линиеншиффслейтенант Гуго Пистель. Под его командованием U 14 дважды выполняла функции разведчика погоды - 9 октября у Дураццо и 22-го у Антивари. 1 ноября она вернулась в Каттаро.

На этом её славная вторая жизнь под флагом двуединой монархии закончилась. Поскольку изначально U 14 называлась Curie, и принадлежала французам, то она не стала предметом отчаянной торговли между победителями (10), французы сразу же подняли на ней свой флаг.

В заключение обязательно нужно сказать, что французы, получив лодку обратно, вернув ей прежнее название, тщательно её изучили и испытали. По результатам испытаний они установили, что капитально перестроенная австрияками Curie, является исключительно удачным и надёжным кораблём, гораздо лучшим, чем любая подводная лодка, имевшаяся на тот момент во Французском флоте.

Лодка служила под свом прежним названием до 1928 года без каких либо изменений в конструкции, на ней только заменили 88 мм немецкое орудие на 75 мм французское.

1) 29 ноября 1914 года, подводная лодка Cugnot проникла в передовую базу Австро- Венгерского флота – Каттаро. Её целью был броненосец Radetzky, полностью подавивший артиллерийские батареи союзников, обстреливавшие Каттаро с окружавших порт господствующих высот. Лодка не застала броненосец, он успел после выполнения задания уйти в Полу. Но та кажущаяся лёгкость, с которой Cugnot удалось проникнуть во вражескую базу и выйти из неё, позволило французскому командованию планировать рейд Curie с большим оптимизмом.

2) По заведённому у французов правилу, подводные лодки никогда не совершали переходов в одиночку, только в сопровождении какого либо корабля и почти всегда на буксире. На позицию и с позиции они тоже ходили только в сопровождении надводного корабля, как правило это был миноносец, устаревший крейсер, авизо или плавбаза. Curie, в виду секретности и ответственности задания, получила очень мощный эскорт, более такого не повторялось никогда.

3) За всю войну французам более не представился случай атаковать столь крупный корабль противника.

4) Один буй затонул, второй австрияки выловили на следующий день у бонового заграждения, и убедились в том, что это не мина - а спасательный буй серо-зелёного цвета с латунными кнопками без каких либо признаков телефонного кабеля.

5) О’Бирн отказался отвечать на вопросы военного характера, а вот его экипаж выболтал всё что знал, особенно следователи отметили словоохотливость кока.

6) Французы назвали в честь О’Бирна и Шалли подводные лодки.

7) На нём погиб контр-адмирал Виктор Санес, командовавший в 1904 году в Чемульпо крейсером Paskal, на который была принята большая часть экипажей Варяга и Корейца.

8) При встрече в базе, командир U 11 потребовал у фон Траппа бутылку вина за свою внимательность, которая была тут же выставлена и распита.

9) Греческий премьер-министр Венизелос был сторонником сотрудничества Греции с союзниками, а король Константин наоборот, тяготел к союзу с Германией и Австро-Венгрией.

10) После заключения мира, победители на повышенных тонах делили особо ценные трофеи – дредноуты, крейсера, эсминцы, и особенно новейшие немецкие подводные лодки. Curie/U 14 очень понравилась итальянцам, и они воспротивились тому что французы по умолчанию вернули лодку в состав своего флота, предложив считать её в общем списке кораблей подлежащих разделу. Французы проигнорировали мнение бывшего союзника.

11) Подводная лодка Curie принадлежала к типу Brumaire, в серии построили 16 лодок (Arago, Bernouilli, Brumaire, Coulomb, Curie, Euler, Faraday, Foucault, Franklin, Frimarie, Joule, Le Verrier, Montgolfier, Newton, Nivose, Volta). Все вступили в строй в 1911-12 годах. Водоизмещение - 397/551 т, размеры - 52х5х3м, 2 дизеля по 840 л.с., 2 электромотора по 660л.с., скорость надводная - 13 узлов /подводная - 8 узлов, дальность плавания надводная 170 миль, подводная – 85 миль. Торпедных аппаратов по проекту было семь, один в носу, два решётчатых под мостиком по обе стороны от носового входного люка (отклонение от ДП 6,5 градусов), два аппарата Джевецкого по обе стороны рубки и два аппарата Джевецкого в корме под мостиком.

Артиллерийское вооружение по проекту не предусмотрено, но смонтированное в ходе боевых действий, было весьма разнообразным по калибру и по месту установки.

Экипаж состоял из командира, помощника командира, двух офицеров, главстаршины, двух старшин второй статьи (механик и торпедист), 19 матросов - всего 26 человек.

Лодки активно плавали до войны, активно использовались в войне, но только Bernouilli (учитывая условия в которых был произведён пуск торпеды, это редкая случайность !) удалось 4 апреля 1916 года торпедировать австрийский эсминец Chepel, взрывом торпеды ему оторвало корму. Это был единственный успех лодок этого типа в войне (за исключением Curie/U 14).

Погибли –

Joule подорвалась 1 мая 1915 года на мине в Дарданеллах,

Foucault 15 сентября 1915 года была сильно повреждена бомбой с австрийского самолёта и добита огнём миноносца,

Bernouilli 13 февраля 1918 года подорвавшись на мине,

и наша героиня – Curie (с французской точки зрения).

Книги, использовавшиеся при написании статьи –

Mediterannean submarines, Michael Wilson & Paul Kemp

Sous-marin en France tome 2, Gerard Garier

Sous-marin en France tome 3-2, Gerard Garier

Die Unterseeboote Osterreich-Ungarns, Vladimir Aichelburg

S.M. Unterseeboote, Georg Pawlik & Lothar Baumgartner

Torpedo - Pal!, Jiri Novak

Do ostatniego salutu banderze, Georg Ritter von Trapp

 

Благодарю Леонида Кирилаша за предоставленный материал и фотографии, за помощь в написании статьи.

 

Статья была напечатана в Морской войне 1/2009

 

 

Спуск Curie.

 

 

Экипаж Curie.

 

 

Белой полосой отмечен путь буксировки Curie. Фото сделано Леонидом Кирилашем, и путь буксировки восстановил тоже он.

 

 

Curie в в доке после подъёма.

 

 


Повреждения Curie, обратите внимание на мостик, перескопы и рубку. посечённые осколками. Левый винт заклинен тросом, из за этого сгорел электродвигатель левого борта.

 


 

 

U 14 только вступившая в строй, лето 1915.

 

 

U 14, прекрасно виден камуфляж.

 


U 14 швартуется.

 

 

На мостике U 14 фон Трапп.

 

 

Отличное фото U 14 после обширной модернизации.

 


U 14 возвращаяется из похода, зима 1917-1918.

 

 

Фото U 14 после последней модернизации.

 

 

U 14 уже как Curie, двадцатые годы. Как видите, всё на месте, только 88 мм орудие заменили на французское 75 мм.

 

 

Торжественная церемония в Поле, в честь открытия памятной доски о погибших членах экипажа Curie.

 

 

Памятная доска, на ней имена погибших - лейтенанта Шалли и квартирмейстера Лебона.

 

Цветные фото присланы Леонидом Кирилашем, он их сделал лично во время поездки в Полу.

 

Окраска Curie на момент затопления.

 

 

 

Окраска U 14 на момент вступления в строй флота Австро-Венгрии, лето 1915.

 

Окраска U 14 осенью 1915.


Окраска U 14 после капитальной модернизации, февраль 1917.




 

 

 

Цусима.SU Гангут.SU

© 2017, «u-boat-laboratorium.com», СПб, Россия, 9104401@mail.ru, тел. (812) 910-44-01